Млечный Путь
Конкурс №4


    Главная

    Кабинет

    Регистрация

    Конкурс 4

    Правила

    Жюри

    Издательство

    Магазин


    FAQ

    ЖЖ

    Реклама

    Друзья

    Контакты

    Польза

Рейтинг@Mail.ru





Эдуард  Золоторевский

Василиса, XXI век.

    Человек сплошь и рядом не может бороться
     со своими кислыми мыслями,
     на то он и человек —
     переходная ступень от неандертальца к магу.
     Аркадий и Борис Стругацкие
     «Понедельник начинается в субботу»
    


    Трень - с тихим треском разломалась игла, и половинки упали на каменистую почву. Пуфф - с негромким шелестом тело осыпалось золой, превращаясь в неаккуратную кучку. Бемс - лязгнули, падая, черные доспехи и страшный черный узорчатый меч Кащея.
     "Ну, вот и все!" - устало подумал Иван и оглянулся в поисках чего-либо, пригодного для того, чтобы вытереть от темной крови широкое лезвие своего меча. Конечно, крови Кащея на нем не было, а вот потёков черной жидкой гадости из тел Кащеевой рати было вдоволь! Через отряд нечисти Ивану пришлось-таки прорубаться. А всё потому, что только рядом с Кащеем надо было сломать волшебную иглу. Иван свистнул и прислушался: скоро из-за холмов послышалось негромкое ржание. Через несколько минут на заваленный изломанными чёрными телами пригорок вынесся конь Ивана. Серый в яблоках зверь арабских кровей игриво пританцовывал и никак не мог остановиться.
     - Тшш! - прошипело мохнатое существо, устроившееся в седле. Конь, как ни странно, послушался.
     - Ну что ж, Иван, - донеслось от седла. - Хозяйка наказала проводить тебя до замка, но ты и сам доедешь. Вон по той тропке езжай и скоро там будешь.
     - Эй, а как же ты?
     - А что я там забыл? - Кот Бабы-Яги, а в седле Иванова жеребца был именно Баюн, лениво почесал себя за ухом. - Это ты у нас - Кащееборец, и тебе ничего не грозит, а мы - существа маленькие, ранимые. А в замке Кащеевом осталось предостаточно нечисти, которая не преминет меня сожрать! Да не боись! Заплутать ты не сможешь! Дорожка никуда, кроме замка, не ведет.
     - Ладно! - ответил Иван и, походя, смахнув ногой кота на землю, взобрался в седло.
    
     * * *
    
     Замок Главного Злодея тридевяти земель был, по традиции, чёрен стенами, высок и мрачен. Узкие окна-бойницы башен и галерей, казалось, дышали мраком и холодом. И лишь одно из них светилось теплом, потому что около него стояла и смотрела вдаль высокая красивая женщина. Несмотря на солнечный полдень, ей было зябко. Она ждала, глядя на дорогу.
     Облачко пыли подсказало, что её ожидание близится к концу - из-за поворота дороги показался всадник. Она подалась вперёд, стараясь скорее угадать, кто же появился на дороге к замку. Когда конный приблизился, она от удивления рухнула в кресло.
     - О, нет! Это Иван! - Простонала она.
     - А ну, нечисть нечестивая, нежить неживая, нелюдь нелюдимая! Открывай ворота! - Раздался снизу крик богатыря.
     - Василиса-а! - Вполне себе богатырский рёв от полноты чувств окончился взвизгом. - Я, Иван-кузнец, пришёл спасти себя… тебя… эта… блин, как же Баюн-то говорил?... А вот! Спасти тебя, о солнце Тридесятого царства, от страшного злодея - гадкого Кащея!
     Последние слова потонули в грохоте отрывающихся ворот и неуверенном гомоне слуг.
     - Убил… Убил и закопал… - пробормотала Василиса.
     Нет, конечно, автор ничего не перепутал, просто Васька знала этот стишок с детства… Прошло уже больше года с тех пор, как она - студентка последнего курса истфака, - во время преддипломной практики попала в этот былинный мир, буквально провалившись сквозь землю. Очнувшись в сказке, она - Василиса Мельникова, вдруг оказалась той самой Василисой из рода Премудровичей, о которой ей читали сказки. И самое странное, что, заняв место любимой дочери Василия Премудрого, Василиса не утратила свои неволшебные воспоминания и опыт. Хотя, чем мог помочь опыт московской студентки начала двадцать первого века в жизни королевишны непонятного, но явно дохристианского, мира? А через месяц пребывания во дворце, когда она только освоилась с отсутствием душа, телефона, телевизора и дискотек, ее украл тот самый главгад из сказок - Кащей, и уволок в свой замок. Но, как говорится, не так страшен чёрт, как воображение инквизиторов.
     - По-здорову тебе, Василиса Премудровна! - воскликнул Иван, входя в зал. - Вот и настал твой час избавления! Я, Иван-кузнец, мамкин сын, первый (и, надеюсь, единственный) добрался до замка Кащеева и победил его! Теперь злобные чары Властелина Тьмы не властны над тобой! - тут Иван махнул рукой, сметая всё на своём пути - пальму, вазу тончайшей работы Чинских мастеров, а заодно и слугу, с недоумением и страхом разглядывавшего пришельца.
     "Пальму жалко… и вазу…" - пронеслось в голове Василисы, пока она с улыбкой внимала своему "спасителю".
     Иван, не обращая ни на кого, кроме Василисы, внимания, продолжал заливаться соловьём, изредка будто спотыкаясь… Баюн не зря рвал когтями кожаный наплечник кузнецкого сына, в течение долгих двух месяцев похода, по поручению Бабы-Яги, поучая Ивана. Кроме дельных советов, как обхитрить этого или как грохнуть того, Баюн заставил посланца своей хозяйки выучить и пару-тройку речей позабористей. Но слова иногда будто пропадали из головы, и тогда Иван судорожно пытался ухватить ускользающую мысль, и продолжить своё выступление.
     Со стороны, любой бы сказал, что лицо Василисы во время всей речи Ивана просто осветилось изнутри от счастья, и только внимательный наблюдатель заметил бы некоторое несоответствие между самим лицом и выражением глаз, которые остались какими-то слишком задумчивыми для радостной встречи. Премудровна отчего-то не рвалась обниматься со своим спасителем, впрочем, ему и самому было бы неловко прижать к груди красавицу: герой был всклокочен, весь в грязи и пыли многоверстного путешествия, да еще кровь всей этой нечисти...
     Премудрая Василиса, конечно, заметила все эти подробности и, не дослушав Ивана, хлопнула в ладоши. На хлопок в залу вплыл слуга, по слухам, похищенный Кащеем где-то в западных краях, да такой важный, что казалось, будто он делает одолжение, являясь. Или сам вызывает к себе хозяйку для отчета.
     - Лепеус! - обратилась к нему Василиса - позаботься о… нашем герое. Негоже освободителю ходить по моему… Кащееву дворцу немытым и голодным. Принять его по-человечески! - она как бы выделила последние слова. Слуга недоумённо поднял бровь. - Отмыть, переодеть, обед подать в малый зал. - И еще раз мило улыбнулась Ивану.
     После того, как всё порывавшегося что-то говорить Кащееборца под локоточки, вежливо спровадили с глаз Василисы долой, она опять опустилась в кресло у окна.
     "Так!" - думала Василиса - "Кащея больше нет, это ясно. Раз Иван здесь, живой и здоровый, то смерть Бессмертного налицо! Хотя, чушь-то какая: смерть Бессмертного! Но - это сейчас не важно! Бросать замок и ехать с Иваном к папеньке - абсурд!". Она - Кащеева законная жена, и это только первое (но главное!) из отличий её от всех остальных женщин в этом замке. ЗАГСов, конечно, здесь нет, но пышная свадебная церемония с кучей приглашённых гостей присутствовала. Хотя женщин здесь хватало - хозяин замка был (был!!!) весьма сластолюбив и пополнял гарем постоянно. Он не изменил своих привычек, даже официально женившись на ней. "Похотливый старый козёл! Хотя и маг величайший… был. Был, был!!!" - билось в голове Василисы. Конечно, она пока не смогла бы конкурировать с покойным старцем в искусстве колдовства, но месяцы, проведенные в замке, не прошли для нее даром. Всей замковой нечистью она управляла запросто - сказался опыт бригадирства в стройотряде, да и войско приличное собрать для нее сейчас не представляло проблем. Собственно, ее умение быстро учиться, и сделало ее "Премудрой" ещё в том, прошлом мире. Именно то, что она не стала визжать и падать в обморок при виде нечеловеческих слуг, а быстро освоила управление всей этой сворой и сделалась ее хозяйкой, и подтолкнуло Кащея к мысли жениться первый раз за тысячу лет. Спокойствие и ум, хозяйственная сметка и опыт в управлении, сразу подняли её над всеми наложницами в безразмерном Кащеевом гареме, а в итоге позволили быстро завоевать сердце самого бессердечного из магов подлунного мира.
     - И что же теперь делать? - спросила своё отражение Василиса. Но отражение только недоумённо пожало плечами и отвернулось. - То, что папенька обещал руку дочери тому, кто спасёт её от Кащея, она слышала сама, когда Кащей, хохоча, показывал ей дворцовую площадь при помощи волшебного блюдечка. А потом она и сама выучилась пользоваться этими волшебными предметами. Не телевизор, да, но тоже вполне познавательно. А если ещё удержаться и не съедать яблочко, то можно было слышать и звуки. Да и Ивана она узнала только потому, что видела его в блюдце.
     Итак, она - вдова Кащея и его наследница. Слух об этом быстро распространится по всем окрестным царствам и королевствам. Как человеческим, так и нет. А Кащеево царство немалое. Батюшкино в нем раз десять поместится. А Ивану обещано папенькой полцарства - она знала это из подслушанного разговора. - А полцарства-то папенькиного - курам насмех! Да и какой из Ивана правитель? Уже одно то, что он не взял Кащеева меча - признак его нераспорядительности. Хотя, с другой стороны, Иван мог и слышать, что никакому человеку того меча в руки не взять. А вот того, что как раз ему-то меч в руки и дался бы, мог и не знать. Василиса сделала себе зарубку в памяти - надо выяснить!
     Но, все равно! Менять Кащеево царство и замок на полцарства папеньки - глупо. То, что она - официальная Кащеева жена, знали многие окрестные маги, колдуны и волшебники. Кащей приглашал их на официальное торжество, когда надел ей на палец волшебный перстень - могущественный талисман, в сотни раз усиливающий силу заклятий. Самому-то ему было достаточно посоха, а когда он был в походе, меча. Она молода, красива, умна - для соседей это тоже не секрет. Значит, теперь она - завидная невеста! Этакая вдовушка с немалым приданным.
     - Ну ладно, хватит самолюбования! Меч вон до сих пор валяется где-то в поле. Надо бы вернуть его безутешной вдове, как память. Василиса опять хлопнула в ладоши. В зал вплыл всё тот же Лепеус.
     - Разместили? - спросила вполголоса.
     - Да, госпожа, приступили. С достоинством ответствовал тот.
     - Болтает? - и снова утвердительный поклон.
     - Ну, хорошо. А сейчас позови ко мне начальника стражи. - Слуга поклонился и вышел, а уже через несколько секунд в зале из теней по углам материализовался классический демон в доспехах.
     - Приказывайте, госпожа! - завопил он, падая на колени. Этот крик напомнил Василисе о речных пароходах, и заставил её поморщится. О восточном происхождении этого демона, которым откупился от Кащея некий восточный маг, напоминал тюрбан из живой змеи, да нехилых размеров гнутая сабля на бедре.
     - Встань, Фарум! Собери самых верных, других не бери, и отправляйся в поля... То есть, на поле, где сложил голову ваш хозяин. Ты ведь знаешь, где было последнее сражение? - демон кивнул - Животные накормлены? Впрочем, это твоя задача. Как можно скорее вы должны быть там и собрать доспехи, а главное - принести мне меч Кащея!
     - Но... Хозяйка! Фарум не глупый! Любого, кто коснётся этого клинка, ждёт смерть! - залепетал демон, но Василиса его прервала:
     - Ты бессмертен, Фарум! Так же, как твоя лень! Да, за рукоять вы этот меч взять не сумеете. Осторожно возьмете за лезвие, уложите на плащ и осторожно тащите за собой. Ну и посмотрите вокруг, и привезите все, что еще пригодится.
     - Раненые? - спросил демон.
     - Фарум! - покачала головой Василиса. - Те, кто мог, уже приползли обратно. Или ползут. С хозяином остались лишь доблестно погибшие в бою. Ты понял меня? Ступай! Вечером я жду тебя с докладом.
     Демон, мелко закивав, так же бесшумно испарился, распавшись на тени…Через некоторое время размышления Василисы вновь прервал Лепеус:
     - Обед подан, госпожа. Гость ждёт вас.
     - Вымыт, переодет?
     - Да, госпожа.
     - Хорошо, иди! Нет, стой! Приготовь ему комнату подальше от моей спальни.
     -Левое крыло, третий этаж, угловая башня. Комната с видом на горы. С достоинством поклонился слуга.
     - А ты молодец, заслужил награду.
     Лепеус приосанился и даже слегка покраснел. Получить первым награду от нового господина - большая честь, да и сама награда может оказаться весьма приятной, особенно, если новая хозяйка сохранит традицию допускать самых отличившихся слуг к той части гарема, которой сам не интересовался. А ведь новой хозяйке замка гарем-то, вроде, и не к чему!
     Василиса вошла в малый зал, сопровождаемая служанками. По ее приказу служанки переоделись в нарядные платья, но за стол она села одна, напротив Ивана.
     -Ну что, герой, давай знакомиться? - она оглядела Ивана и убедилась в исполнительности Лепеуса. Иван был одет в яркий кафтан. Наряд сидел на нем идеально. Чистые голубые глаза Ивана смотрели на нее с восхищением и обожанием. - Поешь, и расскажи мне о себе, богатырь, а то я ведь ничего о тебе не знаю!
    
     * * *
    
     Василиса щипала виноградную гроздь и смотрела на Ивана, а тот все говорил и говорил, рассказывая о своих похождениях. Умная женщина, она прекрасно отличала правду от прикрас, без которых ни один такой рассказ невозможен. А Иван, размахивая руками и брызгая слюной, рассказывал, как вызвался охотником, как еще семеро с ним вместе выехали за ворота города и пустились в путь… Сколько лишений он перенёс за время пути, где и как его спутники покидали его отряд. Как отец вдовушки подсказал Ивану дорогу к Бабе Яге. Как та встретила его и хотела убить, но потом передумала и помогла. И что именно Баба-Яга рассказала ему о мече-кладенце, без которого Кащееву рать не побить! И где взять его, и какими словами уговорить Змея пропустить Ивана в пещеру, где меч-то хранился. И с какими словами взять тот меч, чтобы слушался! А чтобы помочь герою в его нелёгком деле, дала ему в провожатые своего помощника - кота Баюна.
     Когда Василиса узнала причину, по которой Иван смог одолеть Кащея, она поняла, что с Бабой-Ягой они одного поля ягодки, но в разные стороны падают. Короче, не быть им подружками! Ведь именно Василиса заняла то место, которое Яга считала своим. Пусть и шестьсот -- лет назад, но все-таки! Рассказал Иван и о поиске того дуба, на котором висел сундук со смертью Кащеевой. Тоже, кстати, по подсказке Бабы Яги.
     -А вот это совсем интересно! - подумала Василиса. - Ведь я только знала о существовании того сундука, а вот где он...
     Долго еще продолжался рассказ Ивана о дороге, битвах и победах. И только Иван заикнулся про награду, как Василиса сказала: "Ну, иди, отдыхай, герой! Ты устал. Разговоры продолжим завтра!" И хлопнула в ладоши. Вяло, но всё-таки сопротивлявшегося Ивана отвели в комнату и уложили отдыхать.
     - Лепеус - позвала королева - а ты к Ивану кого-то послал?
     - Сильвию, ваше величество, - поклонился слуга.
     - Рыжую? - и вновь полный достоинства поклон.
     - А вы молодец, господин мажордом. Хвалю!
     Лепеус улыбнулся - он опять правильно понял замысел Хозяйки. Как бы не повернулись события, но прощупать слабости Ивана нелишне.
     - Кеша, домовой, присматривает за ними, Госпожа!
     - Хорошо, Лепеус. Пусть доложит, когда они уснут. Ступай, и вызови Фарума.
     Когда Фарум явился в облаке тёмного пламени распростёртым у ног Василисы, она приказала:
     - Фарум, выбери пару самых верных, будьте наготове и ждите моего вызова!
     Фарум испарился, а уже через час домовой доложил Лепеусу, что пара "накувыркалась". Василиса позвала Фарума с воинами и тайными переходами пошла в сторону комнаты в левом крыле, с видом на горы. Подойдя к неприметной тайной дверке, она произнесла заклятие глубокого сна. Потом спокойно открыла дверь, из комнаты казавшуюся просто панелью стены, и позвала демонов.
     - Вы уже имели дело с волшебным мечём? Возьмите меч Ивана и отнесите в оружейную.
     Демоны осторожно приблизились к лавке, под которой было сложено оружие Ивана и убедились, что меч в ножнах. После чего осторожно перекатили его на длинные полотенца, которые Иван с Сильвией натащили из ванной. Осторожно взявшись за концы полотенец, они отнесли ножны с мечём в оружейную. Василиса спустилась вместе с ними. Когда ножны положили на стол, Василиса наклонилась над мечем и произнесла формула удвоения. Это было относительно несложное заклятие, и благодаря именно ему Замок никогда не оставался без припасов. Тут же рядом с одними ножнами появились еще одни. Василиса кивнула на новый меч:
     - Возьмите этот меч и отнесите обратно, да положите так как и раньше было. И полотенца не забудьте!
     - Госпожа, - поклонился Фарум, - если я не ошибаюсь, новый меч - не Кладенец, да?
     - Ты прав, Фарум. А теперь идите!
     Василиса вернулась в свои покои и сказала подошедшему Лепеусу:
     - Останови приготовления к свадебной церемонии. Не удивляйся, Лепеус, просто я не собираюсь замуж за Ивана.
     - Но...
     - Ты прав, избавиться от него мне хочется, но действовать прямо было бы неверно. Полмира уже знает о победе Ивана. Как и то, что он живой и здоровый приехал в замок. Поэтому завтра я отправлю Ивана в долину Дымов. Но мне нужно, чтобы об этом знали и это видели многие люди и нелюди. Пригласи-ка на утро послезавтра кого-нибудь из особо болтливых, но не очень глазастых. Ты понял меня?
     - Слушаюсь, моя королева! Однако вестовые достигнут многих удобных нам гостей только через два дня…
     - Что ты предлагаешь?
     - Разрешите воспользоваться хрустальным шаром?
     - Хмм… А ты умеешь?
     - Да, Госпожа! Меня обучил хозяин как раз на такой случай: собрать гостей.
     - Хорошо. И кого ты собираешься позвать?
     - Я думаю, что поскольку бал устраивает хозяйка, то для первого раза ограничимся, в основном, женским обществом.
     - Скукотища-то какая! - поморщилась Василиса.
     - Однако, для наискорейшего распространения известия это наилучший способ!
     - Ты прав! Приступай прямо сейчас! Итак, к утру я хочу знать, кто послезавтра будет лицезреть выезд Героя на подвиг.
     Лепеус склонил голову, тем не менее, позволив своим тонким губам чуть изогнуться в ироничной улыбке. Уже уходя, мажордом добавил:
     - Вашего вызова ждет Женевьева.
     - Зови ее!
     Женевьева, сменившая Сильвию у постели Ивана, вошла в зал, осторожно ступая по плитам пола. Василиса давно собиралась покрыть пол коврами, но Кащей и слушать не желал! Когда наложница склонилась перед своей новой хозяйкой, Василиса вопросительно посмотрела на нее. Женевьева наморщила носик.
     - Конкретнее, - потребовала Василиса.
     - Здоровенный, голодный, но опыта никакого. Все стандартно и скучно.
     - А Сильвия что говорит?
     - Рада, довольна, не интригует.
     - Умница, можешь идти.
    
     * * *
    
     Следующим вечером Лепеус доложил о готовности собрать небольшой девичник уже завтра с утра:
     - Гостьи начнут прибывать уже скоро, Госпожа.
     - Размести всех в правом крыле, да скажи оборотням, чтобы не оставляли дам скучать.
     - Слушаюсь, госпожа! - Лепеус улыбнулся.
     - Кстати, Лепеус! Пригласи к себе Женевьеву, а то она что-то совсем заскучала. Лепеус благодарно поклонился и вытек из покоев хозяйки. Но спать Лепеусу удалось отправиться только очень поздно, и ему было уже не до прелестей Женевьевы. Пока встречал и размещал капризных и громогласных гостей, пока раздавал поручения слугам и давал наставления оборотням, разрывался между кухней, гостевыми комнатами и комнатой Ивана, Женевьева ждала в его комнате. И, когда Лепеус ввалился к себе и без сил рухнул на кровать, девушка только вздохнула, стянула с ног мужчины ботинки, подоткнула одеяло и пошла прогуляться. А вот Василисы в переходах замка весь день никто так и не видел.
     Утром следующего дня домовой разбудил героя и Сильвию, и Ивану было предложено собираться на завтрак с королевой. Иван - человек простой, и сборы не заняли у него много времени - кафтан на голое тело, штаны да сапоги. Скоро он уже сидел за столом, уставленным блюдами и кубками. Через некоторое время к нему присоединилась и Василиса. Свежая, прекрасно отдохнувшая, она была настолько ослепительна, что Иван, вскочивший при виде ее и склонившийся в поклоне, никак не мог разогнуться, и, усевшись, ещё минут пять тупо пялился на блюдо с салатом, а не на свою потенциальную невесту. Такой прекрасный вид Василисы происходил оттого, что для отдыха и приведения себя в порядок она имела в запасе сколько угодно времени. Еще в самом начале своего пребывания в замке у Кащея она узнала, что в разных частях замка время течет неодинаково. Среди слуг ходили упорные слухи, что в гареме наложницы старятся медленнее, а в подвале пленники старились и умирали за считанные дни.
     Но были помещения, в том числе и библиотека, где время шло быстрее, а люди старились медленнее. И сейчас Василиса была страшно рада, что в свое время не побоялась потерять несколько месяцев своей жизни на обучение. Кем бы она была сейчас? Еще одной из перепуганных и полуграмотных наложниц? Когда первоначальный шок от похищения прошел, и Василиса осознала, где оказалась, она задалась вопросом: а почему никто из похищенных Кащеем, в том числе и девушки, не пытаются сбежать? Ведь выйти из замка нетрудно - она это видела. А когда узнала, что некоторым из наложниц и людей-слуг уже перевалило за пятьсот лет, была поражена. Девушки ей рассказали, что некоторое время назад - они не знали какое - одна из пленниц попыталась удрать. Ее не сразу хватились, а когда поймали и привели назад, то сама она идти уже не могла. Дряхлая, трясущаяся старуха умерла через несколько часов. А ведь ей было, как подсчитал Лепеус, только меньше тридцати лет.
     Когда Василиса попросила Кащея дать ей почитать что-нибудь ("А то что-то скучно здесь!"), тот удивился и обрадовался. Он показал ей свою библиотеку, дал знание нескольких языков и даже стал обучать премудростям магии. Роль учителя так увлекла Кащея, что он являлся Василисе в обличие разных учителей: от седых благообразных старичков до эльфийских принцев с огромными глазами. А вечерами, взял привычку приходить к ней в образе неутомимого красавца-варвара, ведь только под этой личиной он мог удовлетворить природный темперамент Василисы.
     - Иван, сказала Василиса, когда служанка поставила перед ней чашечку китайского фарфора (свадебный подарок от Кащея - всегда полная чашка с бодрящим травяным отваром). Слушай меня внимательно. Замок Кащеев и все, что в нем есть - штука полезная и мы, - она как бы подчеркнула такое объединение их интересов, - никому его отдавать не будем. Так ведь?
     - Ну… Эта… Так-то оно, конечно... Но колыбель зла должно развеять по семи путям… мирам… ветрам… - ответствовал ошеломленный Иван.
     - Нет, милый! - ласково улыбнулась Василиса. - Его нельзя разрушать! В нём столько богатств, мудрости и загадок собрано! Нужно просто защитить его от конкурентов!
     - Да я… Да всех… В капусту! - Иван аж побагровел от праведного гнева и рвения.
     - Конечно-конечно! Но есть одна большая проблема. Кладенцом здесь не поможешь. Ты видишь это кольцо? - Василиса продемонстрировала Ивану свой волшебный перстень. - Пока был жив Кащей, перстень давал полную защиту замка от колдунов и магов. А сейчас замок почти беззащитен!
     - Что же делать?
     - К этому перстню есть пара: волшебный браслет. Если они в паре, то никто из магов и колдунов не сможет без моего разрешения войти в замок!
     - И где ж его достать?
     - В дне пути от Замка есть Долина Дымов. В ней и находится волшебный браслет.
     - А почему же сам Кащей не взял тот браслет?
     - Ну, ему и без браслета было неплохо, к тому же, браслет может взять только тот, у кого в руках меч-кладенец. Так что, я жду от тебя, Иван, еще одного подвига!
     - Я поеду один? - как-то скис Иван.
     - Нет, до долины тебя проводят воины, в долину они войдут вместе с тобой, но к браслету ты сможешь подойти только один. Возьмешь браслет и обратно! Тогда и решим спокойно: что же дальше делать.
     - Когда надо ехать? - подхватился богатырь.
     - А прямо сейчас и надо. А то уже и гости на свадьбу стали слетаться. Пару дней я им головы поморочу, пока ты вернешься! Тогда и поговорим спокойно и подробно. - Василиса глянула прямо в глаза Ивану. - Иди, Иван, надевай броню и спускайся к главной лестнице. Лепеус тебя проводит.
     Через некоторое время во дворе Замка слуги установили кресла для гостей, и прилетевшие гостьи стали рассаживаться, предвкушая представление. Когда все расселись, а слуги расположились во дворе, у подножия лестницы появился Иван, в броне и с мечем на боку. А из дверей Замка вышла Василиса в черном с серебром платье. Выглядела она великолепно, даже учитывая, что сбоку от лестницы расположились все наложницы Кащея. Нельзя сказать, чтобы такое соседство радовало приглашённых, хотя ни одна из них не выглядела дряхлой старухой. Только Баба Яга в своем лесу могла позволить себе носить старческое тело, да и то не всегда, а цивилизованные ведьмы всегда должны выглядеть пригоже! Ведь мужчины видят, прежде всего, телесную красоту, а не житейскую мудрость или колдовское искусство. Да и самим приятнее.
     Василиса остановилась на самом верху лестницы. Появление Ивана вызвало некоторое перешептывание среди колдуний. Экий богатырь! Красавец! Герой! Победитель Непобедимого и умертвитель Бессмертного! Вот бы с таким потолковать наедине… пару ночей! А Иван медленно стал подниматься по лестнице к Василисе. Не доходя нескольких ступеней, он остановился, преданно глядя на нее, и преклонил колено.
     - Дорогие гости, позвольте показать вам нашего героя - победителя Кащея Бессмертного, богатыря земли русской - Ивана-кузнеца - проговорила Василиса - Поднимись Иван, покажись гостям!
     Иван повернулся к креслам, где сидели колдуньи и ведьмы. Сдержанно поклонился им и опять повернулся к Василисе.
     - Иван, ты идешь на новый подвиг ради нашего счастья! Ты должен совершить то, что не удалось и самому Кащею! - Василиса спустилась на пару ступеней и положила ему руку на плечо. - Ступай, Иван, и возвращайся с победой! Воины ждут тебя.
     Иван повернулся и увидел десяток воинов в блестящих доспехах. Василиса предупредила Фарума, чтобы все воины были только в человеческом обличье. - Помни, Иван, что только тот, у кого в руках волшебный меч, может совершить этот подвиг!
     - Как тут забудешь! - пробормотал богатырь, а громко сказал: - Я вернусь, мечта моя!
     Иван спустился с лестницы, сел на своего серого коня и поскакал по дороге, рядом с командиром воинов.
     ,Василиса повернулась к приглашённым:
     - Дорогие мои гостьи! Я уверена, что вы поддержите меня в моем ожидании, а я постараюсь, чтобы вы не скучали. Пройдемте в замок, и я покажу вам кое-что интересное! - Она решила раскрыть ведьмам один старинный прием любовной магии, по словам Кащея, накрепко забытый всеми. А Василиса вычитала его в одной очень древней книге
    
     * * *
    
     Иван со своим отрядом ехал по дороге между хребтами столь крутыми, что увидеть вершины было трудно. Даже солнце, казалось, редко заглядывает на дно этого ущелья. До заката оставалось уже недолго, когда отряд подъехал к входу в долину, которую Василиса назвала "Долиной Дымов". Фарум повернулся к Ивану:
     - Не стоит лезть в долину в темноте. Зверья магического много и нежити - я её носом чую! Предлагаю переночевать здесь и отправляться в долину с утра. Тогда и солнце будет на востоке - осветит долину, и нечисть попрячется.
     - Хорошо, разбиваем лагерь! - ответил Иван. Утром, когда Иван вылез из-под одеяла, воины уже развели костер, весь отряд поел и Фарум дал команду сворачивать лагерь. Как только солнце осветило вход в долину, Иван и воины, вошли в неё.
     Мрачное пустынное ущелье с узкой полоской быстрой реки по восточному краю, слегка расширялось здесь и образовывало похожую на звезду площадку. Из-за небольшого водопада в дальнем конце ущелья, оно всегда было затянуто как бы дымкой, из-за постоянного присутствия которой оно и получило своё название. Да только пахла эта вездесущая водяная взвесь дымом сожжённых городов, и хотя было ущелье недлинным, казалось огромным. Иван увидел темный вход в пещеру, в которой и шумел водопад. Подъехав ближе, отряд заметил каменную площадку перед зёвом пещеры, а по центру её - небольшой каменный столбик. На вершине столба, примерно на уровне груди человека (и по пояс Фаруму), Иван увидел что-то блестящее, покрытое сверху прозрачным колпаком. Воины расположились за спиной витязя, а он слез с коня и стал приближаться к центру площадки. Когда Иван встал рядом со столбиком, стало видно, что под прозрачным колпаком действительно лежит браслет. Рисунок на браслете повторял тот, который Иван видел на перстне Василисы. Как же его достать из-под колпака? Иван осмотрел колпак со всех сторон и не нашел какого-то ключа. "Ну, что ж! Придётся разбить этот прозрачный камень!" - подумал Иван. Вытащив меч, он примерился и ударил по прозрачному хрусталю. Как ни странно, колпак не пострадал, а Иван услышал громкий шум. Последнее, что Иван увидел в своей жизни, были стены огня, надвигающиеся на него со всех сторон.
    
     * * *
    
     К вечеру следующего дня, когда Василиса развлекала гостей, заставляя игрушечный оркестр исполнять самые разные мелодии - от заунывных песен кочевников до блюза в зал вбежал Лепеус и склонился в поклоне.
     - Что случилось? - спросила Василиса.
     - Отряд вернулся
     - Где они? Всё в порядке? - взволнованно спросила Василиса. Гостьи замерли в ожидании.
     - Они… Входят в ворота Замка, Госпожа, - почему-то неуверенно проговорил мажордом.
     - Дорогие мои гости, пойдемте, встретим героя! - Василиса поднялась и пошла к дверям зала. За ней, шушукаясь, потянулись все ведьмы. Когда Василиса остановилась на вершине лестницы, рядом, но чуть сзади, выстроились все колдуньи. У подножия лестницы стоял мрачный Фарум и обожженные воины отряда.
     - Что… что случилось? Где Иван?! Говори! - закричала Василиса. Демон, приняв истинный облик, рухнул на колени:
     - Госпожа, мы приехали одни. Витязь погиб, так и не достав амулет. Он попытался разбить прозрачный колпак рукой, хотя ты и наказывала, чтобы он меч не выпускал. И огненные стены сожгли его!
     - Ах, что же он наделал! А где меч?
     - Ты же знаешь, госпожа, что только витязь, да и то не всякий, может взять в руки этот меч! Мы принесли все, что смогли собрать после гибели Ивана. - И Фарум показал на разложенное одеяло, на котором были разложены сильно обгоревшие доспехи и ножны меча.
     Василиса стояла, опустив голову. Потом подняла глаза, полные слез, и сказала:
     - Уберите… это… Соберите в урну и приготовьте… Всё, как полагается…
     Она повернулась и пошла в замок. Когда все ведьмы собрались в зале, Василиса, с глазами полными слёз, поблагодарила их за приезд. Посетовала, что день омрачился трагедией, и попросила прощения за то, что сорвала столь уважаемых людей с места и оторвала их от важных дел. Вскоре гостьи стали разлетаться восвояси.
     Когда ступа последней скрылась из виду, Василиса, стоявшая у окна, позвала Лепеуса.
     - Ну, что, Лепеус, расскажи-ка мне об окрестных колдунах и магах. И поподробнее: все-таки будут женихаться и надо быть во всеоружии…
    




казино эльдорадо на деньги, ra|Как применять Крем молот тора: используется наружно.|Titan-Gel-gq|Смотреть под юбки без трусов|Titan Gel buy, bit too