Млечный Путь
Конкурс №4


    Главная

    Кабинет

    Регистрация

    Конкурс 4

    Правила

    Жюри

    Издательство

    Магазин

    FAQ

    ЖЖ

    Реклама

    Друзья

    Контакты

Рейтинг@Mail.ru





Хасуха  Магомадов

ПОСЛЕДНИЙ ГЕРОЙ АРКТИКИ

    Авторы Проекта стратегии Нацбезопасности России до 2020 года, разработанной Советом Безопасности РФ под руководством его секретаря Николая Патрушева, считают, что в ближайшие несколько лет в мире резко обострится конкуренция за контроль над энергетическими ресурсами. В стратегии прописано: «Внимание международной политики будет сосредоточено на обладании доступом к источникам энергоресурсов, в том числе на Ближнем Востоке, на шельфе Баренцева моря и в других районах Арктики, а также в бассейне Каспийского моря и в Центральной Азии...» При этом не исключены решения возникающих проблем с применением военной силы, и России, возможно, придется участвовать в таких конфликтах.
    
     («Комсомольская правда»)
    
    
     Известный исследователь Арктики и Антарктики, депутат Государственной думы, член-корреспондент РАН и спецпредставитель президента РФ по международному сотрудничеству в Арктике и Антарктике Артур Чилингаров заявил, что Россия собирается построить на архипелаге Шпицберген научно-исследовательскую станцию. Россия продолжает укреплять свои позиции в преддверии неминуемого раздела Арктики.
    
     («Известия»)


    Желтый шар в синеве светит, но не греет. Снежная поверхность – как рисунок школьника в альбоме: чистый белый лист – это снег, желтый кружок – солнце, а синяя штриховка – небо. Только школьник обычно рисует солнце в углу своей картинки, а здесь оно висит прямо над головой. Странная картина – вроде бы цветная, но в то же время и монохромная.
    
     Старику, нашедшему временное пристанище в ямке под торосом, эта картина не казалась странной. За долгие годы в Арктике он привык именно к такому солнцу.
    
     А сейчас оно «зажигало» со всей страстью апрельского полярного светила, нагревающего воздух до нуля градусов. Под его слепящими лучами снежная поверхность в районе Северного Полюса казалась идеально ровной – несколько часов назад здесь прошла метель, которая и сгладила все неровности.
    
     Лишь в нескольких местах поверхность слегка искривлялась, образуя небольшие горбы. В одном из таких и сидел старик.
    
     Было видно, что он смертельно устал. Глаза его постоянно закрывались. Голова клонилась влево. Седая борода казалась еще больше белой от осевшего на ней инея. Снайперскую винтовку, обмотанную белыми полосками материи, он бережно держал на коленях. Солнцезащитная маска обросла снизу сосульками.
    
     Старик вышел в путь, надеясь добраться в лагерь до наступления снежной бури. Но силы были уже не те – их едва хватило, чтобы, вовремя осознав опасность бурана, вырыть небольшое углубление и залечь в него.
    
     Сейчас буря прошла, но старик никак не мог собраться с духом – сил попросту не было. «Еще две минуты», - говорил он сам себе, но продолжал сидеть.
    
     Внезапно раздался громкий треск - старик вздрогнул и слегка вытянул голову из своего укрытия. Этот звук был не похож на тот, что издает льдина при разломе. Да и не время еще было для такого интенсивного снеготаяния. «Так и есть» - подумал он – примерно в полукилометре от него по белому полотну снега перемещались какие-то фигурки. «Норвежцы» – по внешнему виду лыжников предположил старик, разглядывая отряд через оптический прицел.
    
     Старик бережно отложил в сторону винтовку и вытащил из-за пазухи спутниковый телефон. Нажал несколько кнопок, не услышав гудка, все ж таки произнес в микрофон: «База-2», «База-2», на связи «Горец». От долгого молчания голос с непривычки сипел. Старик прокашлялся. Но ответа не было.
    
     «Батарейки», подумал старик. Солнечную батарею он посеял еще в самом начале Полярной ночи, и как-то закрутился, новой так и взял. Он потянул из-за пазухи прибор ночного видения и попытался открыть заднюю крышку, чтобы извлечь оттуда пару батареек. Впрочем, надежды на них было мало – «большая» ночь закончилась совсем недавно, а старику немало пришлось попользоваться этим прибором за долгие полгода «полярной» темноты. Он все собирался их заменить, но как-то откладывал.
    
     В рукавицах было неудобно – батарейки упорно не желали выщелкиваться из паза. Старик стянул с рук толстые рукавицы и стал разрабатывать руки в перчатках, сжимая и разжимая ладони. Наконец в пальцах закололо, они приобрели некоторую чувствительность, и тогда старик смог наконец вытащить батарейки из ПНВ и подсоединить их к спутниковому телефону.
    
     Снова тишина. Тогда старик сделал паузу, подумал про себя «метров пятьсот не меньше», положил телефон рядом с собой на снег, снял очки и приложил к плечу винтовку.
    
     В оптическом прицеле были видны фигурки в белых маскхалатах (из пуха ламы, подумал старик), вяло переставляющие лыжные палки. Только смуглые лица выделялись на белом – по цвету они не слишком отличались от солнцезащитных очков.
    
     Старик навел сетку прицела на последнего лыжника в колонне и нажал на спуск. На поверхности белого маскхалата появилось красное пятнышко – человек упал.
    
     Не мешкая, старик сдвинул винтовку и как биатлонист на стрельбище надавил на крючок еще несколько раз. Лишь после третьего выстрела люди в маскхалатах сообразили, что что-то неладно и засуетились. Большинство залегло и стало моментально закапываться в снег. Впрочем, это не спасало. Старик видел их как на ладони и продолжал стрелять. Он нажимал на курок, брал на прицел новую мишень, перезаряжал, когда магазин оставался пустым и лишь думал про себя – «только бы патронов хватило».
    
     Фигурки, быстро поняв, что ответный огонь малоэффективен, стремительно отползали назад, – выходя из зоны поражения винтовки старика. Часть из них двинулась по периметру круга, центром которой был смертоносный снайпер, одновременно постреливая в сторону старика – его лежка была определена. И через несколько минут он просто не мог поднять голову, настолько плотным был огонь. Группы сжимали цепь, стремясь замкнуть кольцо вокруг него. Несмотря на преимущество во внезапности, шансов остаться в живых у старика практически не было.
    
     * * *
    
     Для новобранцев из некогда элитной дивизии «Викинги Тора» это было первое задание. Они должны были провести рекогносцировку в районе хребта Менделеева, где по данным со спутника русские готовили себе новую полярную базу. В случае, если это у них получилось бы, Россия получала выгодное стратегические преимущество, и легко могло бы атаковать и канадцев, и даже американскую базу. Понимая это, командование временного североамериканского арктического альянса заключило соглашение с норвежским командованием, и готовило ответный удар. Норвежцы как раз были первым отрядом, посланным на полевую разведку местности вокруг новой российской базы.
    
     Впрочем, новички у арктических норвежских отрядов были уже не ты – большинство потомков древних ассов из числа ветеранов полегло еще два года назад во время битвы при хребте Гаккеля, когда отряд канадских индейцев заманил их в западню и полностью оскальпировал. И хотя сами канадцы продержались тоже недолго – американцы, привыкшие беречь своих солдат, к тому времени уже натаскали камикадзе-пингвинов (антарктические животные удачно действовали и на территории Арктики) на проведение диверсионных взрывов. Но норвежцам от этого было не легче – их потери оказались невосполнимыми. Двухметровые блондины сменили потомки вчерашних иммигрантов в Норвегии – пакистанцев. Контрактники, завербованные сотнями в «маленькие Карачи», не были настолько приспособленными к затяжным боевым действиям в условиях арктических морозов, но вполне справлялись с краткосрочными тактическими заданиями.
    
     Правда, сегодня был явно не их день. От отряда в пятьдесят человек оставалось в лучшем случае половина, когда сержант Бьорн Мухаммед Аббас наконец подобрался к старику, исчерпавшему свой боезапас и ожидавшему противника с ножом в руке. Но возраст не позволил ему долго сопротивляться. Нож норвежца вонзился прямо под ключицу и добрался до сердца.
    
     * * *
    
     Отряд норвежских моджахедов, вернее, то, что осталось от него, стоял вокруг тела. Седая борода, густые и все еще черные брови, смуглая кожа смутили поначалу командира «викингов». Но крохотный флажок-триколор на предплечье пуховой куртки трупа снял все вопросы – старик был русским. А окончательно развеяла все сомнения надпись кириллицей на белой бумажке, наклеенной на задней стороне спутникового телефона. И хотя норвежцы почти не знали русский язык, но смогли опознать само начертание символов. Надпись же гласила – «Телефон спутниковый. Инв. номер 324-12. А.Н.Чилингаров».
    
     * * *
    
     - Слово предоставляется депутату Жириновскому, - усатый спикер в сером костюме-тройке отодвинулся от микрофона, и сделал приглашающий жест рукой. – Пожалуйста, Владимир Вольфович.
    
     Жириновский, не вставая с места, тут же заговорил в свой микрофон:
    
     - Господа! Сегодня на дворе 2014-й год и уже третий год, как наши солдаты героически отстаивают дальние рубежи нашей родины. Да, им нелегко, но они справляются, эти русские чудо-богатыри.
    
     - Я же попросил слова потому, что к нам пришла трагическая новость – вчера в неравном кровопролитном бою героической смертью погиб наш коллега, дважды герой России, ветеран обороны Шпицбергена Артур Николаевич Чилингаров. Предлагаю почтить минутой молчания его память.
    
     Зал на некоторое время затих. Затем выступающий продолжил.
    
     - Пример Чилингарова убедительно доказал: кавказцы – это настоящие российские патриоты. В свое время они уже защитили плечом к плечу нашу страну от международных террористов и продолжают защищать великую родину от нового агрессора.
    
     - Но прошу не забывать, Хребет Ломоносова это еще и горы. Пускай это горы на морском дне и пока под водой, но суть от этого не меняется. А кто в горах должен чувствовать себя как рыба в воде. Правильно – горцы. В связи с этим наша фракция выступает с предложением пересмотреть тактику ведения нами боевых действий в условиях горной Арктики.
    
     - Мы предлагаем отправить для заселения хребта Ломоносова чеченцев. Первыми мы предлагаем отправить батальон «Север», придав ему роту шатойских егерей. Я верю в этих героических парней. Мы еще омоем наши сапоги в Северном Ледовитом Океане!
    
     Зал зааплодировал...