Млечный Путь
Конкурс №4


    Главная

    Кабинет

    Регистрация

    Конкурс 4

    Правила

    Жюри

    Издательство

    Магазин

    FAQ

    ЖЖ

    Реклама

    Друзья

    Контакты

Рейтинг@Mail.ru





Надежда  Башлакова

Проклятие Башни магов

     Пролог.
    
     - Я не хочу! Я не буду! Отпустите!
     По улицам города два стражника тащили мужчину, третий изредка тыкал его в спину древком копья. Человек приседал, кричал и пытался отбиться. Но все его попытки были тщетны, надзиратели знали своё дело. И он своими увёртками заработал только несколько лишних синяков и ссадин. Хотя, что они для него теперь, когда на кону стоит целая жизнь?
     - Это не я! Я не трогал её. Ложь! Это просто ложь. Отпустите меня,- скулил несчастный, упираясь всеми четырьмя конечностями.
     Прохожие поглядывали на него с жалостью, но, вместе с тем, и с облегчением, предпочитая не вмешиваться. Каждый думал: "Миновало, на этот раз снова не я". Все уже давно привыкли к подобному зрелищу и теперь не только не замедляли движения, но и наоборот ускоряли шаг, стремясь скорее проскользнуть мимо.
     Вот и окраина города.
     Широкие ворота с шумом распахнулись, мужчину вытолкнули в зарождающуюся ночь. Створки поспешно захлопнулись, протяжно застонав. Несчастный попытался проскочить обратно, не успел. Где-то ударили в колокол, оповещая о чём-то страшном.
     Город на мгновение затих, прислушался. Снаружи ещё какое-то время раздавались мольбы, слышался яростный стук в ворота. Затем ужасающий вопль огласил всю округу, и наступила гнетущая тишина.
     Жители, как один, печально вздохнули, опустили головы долу и возвратились к своим, прерванным было делам.
    
     История обо мне.
    
     Я ужасно проголодалась, оттого-то и стащила этот проклятый кулич. Кто ж знал, что на этот раз попадусь? Вот и настала моя очередь. Раньше я взирала на бедолаг, которых тащили к воротам, с брезгливой жалостью. Теперь точно так же люди взирали на меня. За свою жизнь я наслушалась диких криков обречённых, насмотрелась на их бесплодные попытки вырваться. Сама кричать не собиралась, сопротивляться тоже. Шла спокойно и плакала молча, смотря прямо перед собой.
     Как только ворота за моей спиной захлопнулись, и колокольный звон возвестил о позднем ужине, я рванулась с места. Не знаю, смотрел ли кто-нибудь из праздных зевак за мной с городской стены. Меня это не волновало. Хоть и не думала я, что придётся пройти этой дорогой, но будучи бродяжкой, которых уже почти всех истребили подобным образом, я много раз продумывала, как стану действовать, случись это со мной. Теперь я опрометью бежала в сторону заброшенного кладбища. Дело не в том, что я такая смелая, просто погост был расположен рядом с Башней магов. И хотя магов в ней давно не водилось, упыри их боялись, потому оставалась слабая, но надежда, что туда они не сунутся. Очень жаль, что я не добежала....
     Нет, меня не схватили, но по приближающемуся хрюканью упырей и хрусту веток, я вполне определенно поняла, что выследили и нагоняют. Жить хотелось ужасно, мне ничего другого не оставалось, как только с большим трудом вскарабкаться на дерево.
     Упыри не заставили себя долго ждать. Их была целая дюжина, причём чёртова. Они скребли ствол дуба, на котором я примостилась, пробовали его трясти, но из этого ничего не выходило, слишком толстым оказался мой спаситель, слишком крепко держался за землю-матушку. Мертвяки выли, скулили, хрюкали и даже попытались взобраться вслед за мной. Правда, пару раз свалившись, третьей попытки уже не совершили. И кто сказал, что они обладают разумом? Кто додумался заключить с ними мирный договор?
     Упырям-то ничего, они добились, чего хотели, исправно получали свою порцию человеческой плоти и крови. А люди? Каково им? Город жил как в осаде, прячась за каменной стеной. Несмотря на заключённое перемирие и договорённость о ненападении, горожане до сих пор боятся выходить ночью за ворота, да и днём тоже. Разве что только маги остаются бесстрашными, но они получили строгий запрет на уничтожение упырей. Чтоб составителю этого договора пусто было!
     Ладно, с тем, чтобы отдавать им на пропитание преступников и умерших горожан ещё полбеды. Хотя умерших они не очень-то жаловали, да и родственников покойного это не устраивало. А кто их спрашивал? Или сами или умерший родич? По-моему, вполне очевидно в сторону кого падёт выбор!
     Но наряду с ними в ход шли и, ни в чём неповинные, живые люди! Как с этим быть?
     В общем, в кладбищах город больше не нуждался, как и в темницах. Всех осуждённых, за убийство ли или за украденную булку хлеба отправляли за ворота. Но этого местным властям показалось мало, они ещё и всех бродяг за стену выкинули. И город чище, и упыри сытнее. И не было ничего удивительно в том, что преступления вскоре полностью прекратились. Все хотели жить. Людей в городе становилось всё меньше, а упырей, судя по слухам, всё больше, и что будет дальше, теперь не знал никто.
     - Слееезь,- прошелестел снизу голос.
     Нашли о чём просить. Словно я дура какая-то!
     - Ого, а вы, оказывается, и разговаривать умеете, значит и правда зачатки разума имеются,- удивилась я, не сразу сообразив, что они там шелестят.
     - Слееезь,- звучали их глухие голоса со всех сторон.
     - И это всё на что вы способны?- спросила я через какое-то время, уже вдоволь наслушавшись однородных звуков внизу.
     Господи, и с кем мы всё-таки заключили мирный договор?! Мы, венцы природы!
     - Вот чёрт, сглазила!
     Я с испугом наблюдала за их манипуляциями. Темнота мешала видеть, но позволяла слышать скрипучие звуки раздающиеся откуда-то снизу. Вдруг дерево, на котором я сидела, отчего-то слегка вздрогнуло, накренилось, но не так, как тогда, когда они его раскачивали, а так, словно его подсекли с одной стороны, и оно стало заваливаться набок. Грызут они его там что ли?
     - Попала.
     Я уже думала, недолго мне жить осталось, готовилась познакомиться с упыриными зубами поближе. Но тут сверкнул столб света, и вся дюжина упырей сгорела заживо, если так можно было сказать по отношению к этим существам. Я принялась осматриваться по сторонам. С чего бы это такое чудо произошло?
     И вот оно объяснение. К дереву, на котором я схоронилась, направлялась девчонка примерно моего возраста. Только волосы её были рыжими, в отличие от моих цвета воронового крыла, глаза зелёные-зелёные, нос и щёки покрывали весёлые веснушки. Всё это я заметила не сразу, не в темноте же, а чуть погодя.
     - Слазь,- крикнула мне девушка.
     - Не слезу.
     - Я же тебя спасла, глупая,- весело откликнулась она.
     - А мне почём знать, может, ты с ними заодно.
     - Как хочешь,- она пожала плечами и развернулась, собираясь уходить.
     Я, насупившись, продолжала сидеть на всё больше кренившемся дереве. Тут где-то неподалёку раздалось знакомое похрюкивание и треск сухих веток.
     Это придало мне определённой храбрости, незнакомка страшила меня куда меньше упырей, и я проворно спрыгнула с дуба. Он вроде даже вздохнул с облегчением.
     - Эй, погоди, не уходи, я пошутила, кажется....
     Девушка остановилась, оглянулась на мгновение, снова пожала плечами и пошла вперёд.
     - Ты кто такая?- подозрительно спросила я, нагнав спасительницу.
     - А ты?- она взглянула на меня с озорной улыбкой.
     Я отчего-то смутилась и буркнула:
     - Никто.
     Она тяжело вздохнула.
     - Вот и я никто.
     На том и порешили.
    
     Мы шли мимо старого кладбища, что местами давно уже превратилось в болото, а кое-где поросло бурьяном. Могильные холмики взирали на нас пустыми плитами глазниц, да и покосившиеся кресты казалось, смотрели нам вослед.
     Я невольно поёжилась. Не хотелось тревожить покой мёртвых, хотя мёртвые сами уже давно тревожили покой живых. Я посмотрела по сторонам, но вокруг всё было тихо и спокойно, пока....
     - Куда мы идём?- поинтересовалась я.
     - Я в Башню, ты не знаю,- пожала плечами незнакомка.
     - Я с тобой, сама позвала,- поспешно заявила я.
     - Как знаешь.
     Я нахмурилась. Но продолжила следовать за спасительницей. Ещё чего! Остаться посреди леса одной с упырями, это вам не булочки с прилавка воровать.
     - А ты ведь их убила.
     - Знаю. И что?
     - А как же перемирие?
     - Лично я ни с кем мирный договор не заключала,- беспечно произнесла она.
     - Слушай, а ты кто? Магичка что ли?- не унималась я, засыпая её вопросами.
     - Нет.
     - Подожди, а кто тогда?
     - Ведьма.
     - Ух, ты! Так смело об этом заявляешь?
     - И кого мне бояться? Тебя что ли?- Она окинула меня насмешливым взглядом.
     Мне стало обидно.
     - А что? Вдруг я шпионка какая-нибудь?
     - Ага, таких как ты, только и остается что в лес засылать, по деревьям лазить, да упырям зубы заговаривать.
     - Можно подумать, это шибко легко. Вон скольких сожрали. А я выжила!- Я ожидала, она напомнит, что с её помощью, но девчонка только мельком взглянула на меня.
     - Вообще-то, ты молодец.
     Я даже остановилась, опешив от такой неожиданности. Но она продолжала идти вперёд и размышлять. Я поспешила, чтобы слишком не отстать, с опаской оглянувшись на мёртвое кладбище.
     - Я здесь уже несколько месяцев живу, но ещё никто из выкинутых за врата не уцелел, пока я не подоспела.
     - Ого! Несколько месяцев, а в городе о тебе и слыхом не слыхивали,- удивилась я.
     - Ещё бы,- усмехнулась ведьма,- забились как крысы в норы, даже маги носу наружу не кажут. Упырей порасплодили, а расхлёбывать не собираются.
     - Как порасплодили?- удивилась я.- Маги?
     - А кто ж ещё? Они родимые.
     - Это в смысле, что они эту нечисть раньше не выбили?
     Она остановилась и уставилась прямо на меня, уперев руки в бока.
     - Нет, это в смысле, всему виной ваша Башня магов, что теперь столько времени стоит без присмотра.
     - Ого,- только и выговорила я, а она уже снова ушла вперёд.
    
     Вблизи Башня выглядела более чем внушительно, несмотря на многочисленные разрушения, которые это величественное строение претерпело за годы заброшенности. Раньше мне приходилось её видеть разве что с городской стены. Я с благоговением потрогала чёрную горную породу, из которой она была некогда воздвигнута. Теперь поверхность её покрылась трещинами и порос мхом. Время никого не щадит, даже камень.
     - Пошли,- поторопила ведьма.
     Я зашла в приоткрытую дверь. Она тут же была запечатана заклятьем.
     - Зачем?- спросила я.- Упыри, наверное, и без того сюда не сунутся. Здесь же жили маги.
     - Как бы ни так,- снова усмехнулась рыжая.- Это и есть рассадник зла. Их первичное логово. Еле выселили отсюда этих тварей, столько сил и времени потратили, думали уже, что зря сюда пришли. Мы....
     - Мы?- удивлённо спросила я.
     Ведьма не успела ответить.
     - Сюзана, ты вернулась,- по каменным ступеням быстро сбежал парень. Подошёл к ведьме, обнял её и только потом повернулся ко мне.- Ты смогла!
     Во взгляде его был триумф.
     - Как видишь,- девчонка привычно пожала плечами.
     Зелёные глаза незнакомца смотрели на меня с веснушчатого лица изучающе. Сходство между ним и ведьмой было очевидно.
     "Брат",- подумала я.
     - Ведьмак?- спросила вслух.
     Он улыбнулся и покачал головой.
     - Магией не владею, иначе ни за что не послал бы сестру в лес одну.
     - А я бы и не спрашивала,- произнесла Сюзана и прошла мимо него вверх по лестнице.
     - Тебя как зовут?- обратился он ко мне.
     - Брошка.
     - Странное имя. Ни разу прежде такого не слыхал,- он даже слегка нахмурился, припоминая.
     - Сокращённое от брошенки, то есть брошенной родителями и всем миром.
     - Ясно,- мне показалось, что он несколько смутился.- Пошли.
     И я пошла. А что мне ещё оставалась, как не последовать приглашению гостеприимных "хозяев".
     Комната, в которую мы вошли, была заполнена всякого рода скляночками, баночками, пучками сухих трав, неопознанными предметами сомнительного свойства и каменьями.
     - Ничего себе. Чем это вы тут занимаетесь?
     - Это не я, это всё Шерон,- Сюзана кивнула на брата.
     - Значит, магичишь потихоньку? А говорил не маг,- обиженно протянула я.
     - Я учёный.
     - Алхимик, значит?- уточнила я.
     - Учёный,- поправил он.
     - Алхимик,- убеждённо пробормотала я, с интересом оглядываясь по сторонам.
     Он покачал головой, но промолчал.
     - И что же вы тут делаете?- подозрительно спросила я.
     Шерон не успел ответить.
     - Извини, но нам нужна твоя кровь.
     Я обернулась на знакомый девичий голос и взвизгнула, заметив огромный тесак в руках Сюзаны. Она проследила за моим испуганным взглядом.
     - Ещё раз извини, но меньше не нашли.
     Я подавилась очередным воплем и попыталась юркнуть под мышкой у Шерона, но не тут-то было, он схватил меня за талию и удерживал, пока я кричала, да вырывалась.
     - Угомонись же ты. Всю нечисть в округе перепугаешь.- Мягко произнёс он мне в самое ухо.
     - Ну и что, пускай боятся, знают, с кем связались!
     - Брошка...
     - Отпустите, упыри проклятые, так и знала, что кровь пускать будете! Убийцы!
     - Подожди, Брошенка, никто тебя убивать не собирается.
     - Оно и видно!- я по-прежнему крутилась, визжала и пыталась его укусить.
     - Ты что ей ничего не объяснила?- Шерон укоризненно взглянул на сестру.
     - Времени как-то, знаешь ли, не нашлось.
     - Не объяснила что?- любопытно спросила я, застыв на мгновение, прежде чем снова начать пищать и вырываться, но на этот раз больше для проформы, надо ведь и объяснения послушать.
     - Брошенка, если я тебя отпущу, успокоишься?
     - Нет,- честно ответила я, хотя следовало бы солгать и попробовать улизнуть.
     Он печально вздохнул.
     - Что ж, придётся объясняться так.
     Я немного притихла, прислушиваясь к его словам. Вырываться не прекращала только для вида.
     - Дело в том, что все наши беды пошли отсюда. Именно с Башни магов расплодились упыри.
     - Как так?- удивилась я, замерев на мгновение.
     - Всё просто. Магия слишком многогранна, невозможно изучить её полностью, хотя многие пытаются. Чародеи разных земель издавна ведут незримую войну между собой и стараются завладеть чужими секретами. И вот, некогда местные маги привезли пленника-иноземца, чтобы вызнать у него тайны неведомые им. Не знаю, что они с ним вытворяли, но в итоге всё же умертвили. Перед смертью он успел наложить проклятье. Вначале никто не обратил внимания на его слова, ибо жители Башни ни разу не сталкивались с таким заклятием и не подумали, что оно будет иметь столь чудовищную мощь в их обители. А когда поняли, что так оно и есть, было уже поздно. Верховный маг попытался рассеять колдовство, но ничего не вышло. Он умер вслед за чужаком. Сомневаюсь, что итог был бы иным, прими они меры сразу. Сила чародейских слов была слишком велика и им незнакома. Маг тот направлял своё могущество только против тех, кто его пленил, но после его смерти проклятье зажило собственной жизнью. Оно вышло за пределы Башни, проникло в ближайший город, а потом распространилось по округе, постепенно пожирая весь мир. Иноземец, наверное, не думал, что так произойдёт, но что вышло, то вышло.
     - Откуда вы всё это знаете?- подозрительно спросила я, даже не заметив, в какой именно момент Шерон меня и вовсе отпустил.
     - Дневник.
     На стол рядом со мной упал толстый фолиант, исписанный странными закорючками.
     - И вы это разобрали?- я испытала невольное уважение к новым знакомым.
     - Это всё он.- Сюзана кивнула на брата.- Мы объездили уже не одно обиталище магов, пока наткнулись на этот дневник.
     - Неужели другие Башни тоже заброшены?- с каждой новостью я удивлялась всё больше.
     - Только некоторые. В какие-то мы не смогли проникнуть из-за магов, но этого и не требовалось, то, что мы искали, могло быть только в заброшенных.
     - А что вы искали?
     - Да хоть эти записи, например, или...,- она замолчала.
     Брат и сестра переглянулись.
     Мне стало любопытно. Сощурившись, я уставилась на них, переводя вопрошающий взгляд с одного на другого. Первым не выдержал Шерон.
     - Мы почувствовали магию чужеродную вашей.
     - Нашей? Лично я не обладаю никакой магией,- напомнила я.
     - Не твоей именно, а силой присущей вашим чародеям.
     Что-то показалось мне странным в его словах. А, вот оно что!
     - Это значит, что ваша магия другая?
     - Ну, она отличная от той, что витает здесь.
     - А это значит...,- пыталась я подтолкнуть его к раскрытию тайны.
     - Что ты с ней канючишь, Шерон? Да, это другая магия и моя такая же,- сказала Сюзана, кровожадно взглянув на меня.- Отдаёшь свою кровь?
     - Всю?- жалобно спросила я, её повторный вопрос застал меня врасплох.
     - Сюзана, не пугай девочку,- вступился Шерон.- Брошка, есть формула, которой мы хотим воспользоваться против этого проклятья.
     - Что ещё за формула?- подозрительно спросила я, не без страха поглядывая на тесак в руках ведьмы.
     - Понимаешь, издавна для избавления от упырей использовали осиновые колья, святую воду, угли, заговоры, но нам это уже не поможет. Их слишком много. Маги тоже перебить всех до последнего не в силах. Но можно попробовать уничтожить их всех одновременно.
     - И что, все упыри умрут?
     - Только те, что появились благодаря этому проклятью, остальные будут благополучно жрякать людей и дальше,- вступила в разговор его сестрица.
     - Очень смешно.
     - А я и не шучу. Это констатация факта.
     - Сюзана,- укоризненно произнёс Шерон, после чего она снова передёрнула плечами.
     - И что для этого нужно сделать?- осторожно спросила я.
     - Нам нужно смешать кровь проклятых, кровь проклявшего и совершить ритуал очищения.
     - Под проклятыми, я так подозреваю, вы имеете в виду меня. А что с проклявшим? Вы что нашли мертвяка и пока он спал, вскрыли ему вены? Брр,- меня аж всю передернуло, стоило только представить эту картину.
     - Нет,- брат с сестрой переглянулись.- Под кровью проклявшего, я имел в виду нашу с Сюзаной кровь.
     - Что? Так это кто-то из вас....
     - Нет, это наш дед, но ведь ваши маги сами виноваты, нечего было умерщвлять чужеземца,- вновь встряла ведьма.
     - Верно, но это не снимает с него вину,- строго произнесла я, потом взглянула на свою ладонь.- И много моей крови вам понадобится?
     - Нет. Совсем чуть-чуть.
     - Тогда я согласна,- я вытянула руку вперёд, сама же попыталась отвернуться в сторону, дабы не видеть того, что сейчас произойдёт,- режьте.
     - Брошка. Это не всё.
     Что-то в его голосе меня насторожило.
     - Что ещё?- спросила я подозрительно, снова готовая в любой момент сорваться с места.
     - Нам нужна будет приманка.
     - Чего вам нужно?- прямо скажу, я опешила от такой наглости.
     - Тот, на кого мы сможем подманить упыря. То ловля на живца, понимаешь?
     - Яяааа?
     - Больше некому,- виновато пожал плечами Шерон.
     - Она,- я незамедлительно ткнула пальцем в ведьму.
     Та ехидно ухмыльнулась.
     - Она будет проводить ритуал.
     - Ты,- моя рука, не опускаясь, переметнулась на "алхимика".
     - Не могу,- виновато развёл он руками.- Во-первых, буду помогать Сюзане. Во-вторых, на мою кровь он никак не отзовётся или проявит себя не совсем так, как требуется. Значит, по всему остаёшься одна ты.
     - Но почему я?
     - Как видишь, кроме нас троих здесь больше никого нет,- ведьма обвела рукой пространство вокруг себя.
     - Но в городе-то людей полным-полно,- напомнила я.
     - А кто их оттуда выманит? Ты единственная, кто вышел из города и выжил за всё это время. Возврата назад нет. Ты просто не можешь отказаться.
     - Могу.
     - Не можешь.
     - Ты же сама говорила, что я вольна не идти с тобой,- плаксиво произнесла я.
     - Просто знала, что всё равно пойдёшь,- улыбнулась ведьма.
     Я нахмурилась.
     - Ну как, согласна?
     - Больно ведь будет,- пожаловалась я.
     - Когда упыри жрут, больнее,- буркнула Сюзана.
     - Сюзана,- укоризненно произнёс Шерон.- Ты ведь можешь сделать так, чтобы Брошка не почувствовала боли?
     Ведьма не успела ответить.
     - Ага, ещё чего! Чтобы вы без боли всю мою кровь выкачали? Нетушки, лучше я сама всё буду контролировать.
     - Так ты согласна?
     - А что мне ещё остаётся? Но учтите, если упыри нас не поубивают, тогда вас убью я,- заключила я.- Так что для вас итог, всё одно, единый.
     Две веснушчатые рожицы расплылись в довольных улыбках. Радуются моему горю, сволочи!
    
     Кровь мою и свою они смешали тут же, обмазали ею осиновые колья. Я вся дрожала, предчувствуя, что именно меня ожидает, но всё равно случившееся превзошло все мои самые страшные опасения. Сюзана с Шероном жарко спорили, изредка поглядывая на несчастную меня, сидевшую в углу и помалкивающую. Брат никак не хотел рисковать моей жизнью, я тоже, потому каждый раз, стоило только Шерону взглянуть в мою сторону, улыбалась ему обольстительной и такой несчастной улыбкой одновременно. Сестра напротив, убеждала его, что мы просто обязаны пойти на этот риск, ради мира во всём мире. Её я награждала взглядом негодующим. Эту ведьму всё равно ничем не проймёшь. В итоге они сошлись во мнении, что идти мне надо. Шерон же будет меня прикрывать, а вся тяжесть ритуала ляжет на Сюзанины хрупкие плечи.
     В первую ночь, я долго ходила по кладбищу с обмазанным кровью двадцатисантиметровым колом в кармане, отскакивала в сторону от каждого шороха, и молчаливая поддержка Шерона, маячившего где-то во тьме, меня отнюдь не вдохновляла на подвиги. Выманить мёртвого мага из его укрытия нам не удалось, да и простые упыри на меня никак не реагировали. Иногда я слышала знакомое похрюкивание в кустах, но не более. Наверное, они не могли понять, что за тупица выбралась ночью на кладбище и нарушает их покой отменной руганью. Никак не получается отделаться от этой пагубной привычки, годы, проведённые на улице, давали о себе знать.
     В Башню мы вернулись на рассвете несолоно хлебавши.
     - Что поделаешь?- печально вздохнул Шерон.- Завтра попробуем ещё разок.
     Я смачно выругалась, вот навязались на мою голову упыроловы хреновы.
    
     Вторая ночь охоты ничем не отличалась от первой. Бродя по щиколотку в воде, я то и дело задирала юбку повыше, пытаясь рассмотреть, не впилась ли мне в ногу очередная пиявка. Прогулки эти начинали утомлять, третья ночь без сна и покоя. Мне ничего не оставалось, как только рассматривать могильные холмики, да кресты. Кое-где земляную насыпь заменяли плиты. Здесь, наверное, покоились люди более знатные, но ещё не доросшие до содержания фамильного склепа. Кладбище застарело, и было запущено. А разве может быть по-другому, если люди боятся выходить за пределы города, тем более показываться на прежний погост? Теперь-то всё одно успокоение все находят в упыриных желудках.
     Где-то совсем рядом раздалось, ставшее привычным, кваканье. Вначале я не обратила на него внимания, болото как-никак. Но оно никак не прекращалось, начиная звучать всё настойчивей и громче. Только тогда я сообразила - это условный знак, означающий, что я слишком углубилась в места погребения. Пора бы возвратиться поближе к Шерону. Здесь он следовать за мной скрытно не мог, а открыто не хотел. Так ему и надо, пусть помучается угрызениями совести, а ещё лучше найдёт выход, как следовать за мной и дальше незаметно. Я даже ухмыльнулась своим мыслям. Но тут моё внимание привлёк неопределённый звук, словно камнем вели по камню. Кровь в жилах похолодела, я медленно обернулась.
     - А-а-а.
     Упырь стоял прямо напротив, в каком-то шаге от меня. Он находился чуть ниже, так как ноги его до сих пор были в каменном гробу. Длинная изорванная мантия, вся в земле и паутине, когти и обнажившиеся клыки. Вот, пожалуй, и всё, что мне бросилось в глаза в первое мгновение. Маг! Мы наконец-то нашли того, кого искали.
     Когтистые руки потянулись ко мне с удивительной для мертвяка стремительностью, впились в плечи, потянули на себя. Не прекращая визжать, я попыталась отбиться, но, в результате, упырь только потерял равновесие. Вслед за ним, я упала в гроб на что-то мягкое и противное. Раздался неприятный хруст. Я напрасно надеялась, что переломала ему все кости. Мёртвый маг по-прежнему крепко сжимал меня в объятьях, к тому же притягивал всё ближе, намереваясь отужинать. На меня пахнуло гнилью и тленом, не самая приятная близость на которую можно рассчитывать. Не то место, не то время, не тот ... гм... человек. Вот если бы Шерон....
     Но мои рыжие спутники не успевали мне на выручку, хотя я слышала, как они пыхтят и хлюпают сапогами по воде. К тому же оттуда раздавались выкрики, и, то и дело, полыхал огонь. Похоже, упыри пытались отстоять уединение прародителя с жертвой. По всему выходило, что помощи мне ждать неоткуда.
     Я продолжала неистово визжать и отбиваться, слышала, как Шерон что-то кричал мне, но сквозь шум в ушах слов было не разобрать, только собственное имя. И тут я нащупала рукой что-то твёрдое, прямо на пузе упыря. Ого! Так ведь это мой осиновый кол, видать выпал из укрытия во время всей этой возни.
     Недолго думая, я сжала густо обмазанную засохшей кровью деревяшку, безвольно обвисла в объятиях мага, после чего слегка расслабился и он, потом резко, насколько это было возможно, отстранилась от упыря и всадила кол туда, где по всем правилам должно располагаться человеческое сердце. Палка вошла настолько легко, словно всё это время только этого и ждала, погрузившись целиком. Упырь замер на мгновение, потом неестественно задёргался всем телом, протяжно завыл, а из раны его брызнула чёрная жижа.
     Я заорала ему в тон, попыталась отстраниться, чтобы как можно меньше этой гадости угодило на мою одежду и, тем более, тело. Совсем не хотелось приобрести себе на беду неизлечимые язвы, что она причиняла, попадая на кожу.
     К тому времени, когда я выбралась из каменного заключения, упырь уже затих. Успокоились и все остальные, что теперь без движения валялись по всему кладбищу, кое-где утопая в болотной топи, где-то лёжа на твёрдой земле, а то и вовсе сверху плит.
     Подбежали Шерон и Сюзана.
     - Брошка, ты как?- заботливо спросил брат ведьмы.
     - А ты как думаешь?- огрызнулась я.
     Тут мне померещилось какое-то шевеление на собственном плече. Туда же, открыв рот от страха, уставилась Сюзана. Я не стала дожидаться, пока её палец укажет мне за спину и, повернув голову, с ужасом обнаружила жирную чёрную жабу, что примостилась на моём плече. С диким воплем закружившись на месте, я сбросила её на землю и стала скидывать с себя одежду, не прекращая верещать. Сквозь собственные визги, разобрала крики Шерона и Сюзаны.
     - Топчи их, топчи! Ни один не должен ускользнуть, иначе упырь возродиться!- орала сестра.
     - Да я стараюсь, стараюсь,- вторил ей брат.
     Я взглянула на землю и завизжала ещё громче. Целые полчища чёрных червей, жаб, гадюк тянулись из могилы в разные стороны. Шерон и Сюзана прыгали с одного на другого, пытаясь раздавить, а ведьма к тому же ещё пользовалась магией.
     - Брошка, дави их, дави!
     Я, с трудом преодолевая брезгливость, задрала юбку, что не успела сбросить в приступе прежней паники, и начала давить эту пакость, едва не поскальзываясь на остающихся после них лужах чёрной крови.
     - Сюзана, брось огонь в могилу!- прокричал Шерон.
     Ведьма незамедлительно последовала его приказу.
     Мертвяк вспыхнул мгновенно, наполнив зловонным запахом всю округу. Я зажала нос пальцами и продолжала давить переродившиеся останки упыря.
     Вскоре всё было кончено. Мы соскребли мёртвые тушки, сбросили их в огонь.
     Светало! А нам ещё следовало заглянуть под каждый камень, за каждый куст, приподнять могильные плиты, где они казались сдвинутыми в сторону.
     - Кажется всё,- устало произнёс Шерон, когда с ползающими и прыгающими тварями было покончено.
     - Надеюсь, иначе всё начнётся заново,- Сюзана опустилась прямо на могильный холмик.
     - Но ведь вашего деда мы сожгли,- я тоже повалилась туда, где только что стояла. Грязная, полуголая, в изорванном тряпье, поймала на себе сочувственный взгляд Шерона, ободряюще улыбнулась в ответ.
     Брат с сестрой переглянулись
     - Это был не наш дед.
     - Что?
     - Это был не наш дед,- повторил Шерон.
     - А кто?
     - Не знаем,- зло огрызнулась Сюзана.
     Я аж подскочила от такого открытия, моему возмущению не было предела.
     - Как вы могли подставить меня под удар, не выяснив, кто именно виновник всех бед?
     - Но мы выяснили! Это дед!- виновато произнёс Шерон.
     - Тогда кто же это был?
     Они молча пожали плечами. Все мы невольно обернулись на окутанную дымом могилу.
    
     Ещё несколько ночей мы провели в Башне магов, выжидая. Но ничего не происходило. Сюзана периодически отправлялась на охоту, но упырей не было. Они больше не ходили по округе, а разлагаясь и воняя гнилью, валялись по окрестностям. Мы любезно предоставили право их захоронения местным жителям, которые теперь ничего не могли понять.
     Наша троица тем временем радовалась общей победе!
     За это время ещё пара человек была выкинута за ворота. Они остались сидеть у стены, плача и подвывая. Никто их кушать, не собирался. Люди сходились на городскую стену и часами вглядывались вниз на двух живых соплеменников, да нескольких мёртвых упырей валяющихся невдалеке. Когда же первые из них расхрабрились настолько, что добровольно вышли за ворота, правда, пока ещё целой гурьбой, Шерон и Сюзана поняли, пора уходить. Так они мне и сказали. С жителями нашего стольного града они отчего-то встречаться не собирались.
     Когда ведьма с братом отправились в путь, Шерон предложил мне последовать с ними. Я без промедления согласилась, в городе, за столь короткое время ставшим чужим, меня ничего не держало.
     - Прости, дед,- тихо сказала Сюзана заброшенному погосту, когда мы уходили отсюда навсегда. Они с братом грустили, что так и не нашли тело деда, не смогли похоронить по-человечески.
    
     Эпилог.
     Ночь. Тишина. Лишь полная луна освещает кладбище. Можно рассмотреть каждый крест на нём, каждое надгробие. Вдруг земля на одном из могильных холмиков слегка вздрагивает, начинает ходить ходуном, сильнее, ещё сильнее. Наконец-то на поверхность выныривает костлявая рука покрытая язвами и трупными пятнами, в ладони она сжимает дохлого чёрного червя. Мгновенно весь холмик покрывается рябью, обладатель верхней конечности резко садится. Комья земли, коренья и сухие листья рваными клочьями осыпаются с его обезображенного тела....
    
     Конец. 29.09.09. - 03.10.09.