Млечный Путь
Конкурс №4


    Главная

    Кабинет

    Регистрация

    Конкурс 4

    Правила

    Жюри

    Издательство

    Магазин


    FAQ

    ЖЖ

    Реклама

    Друзья

    Контакты

    Польза

Рейтинг@Mail.ru





Виктор  Бердник

В краю магнолий

    
    
    
    
    
     В КРАЮ МАГНОЛИЙ
    
    
     Быть владельцем бизнеса в Америке - дело, конечно, хорошее, а для человека амбициозного и независимого – это, пожалуй, единственный метод добывать себе хлеб насущный, не конфликтуя ни с личными принципами, ни со складом своего характера. Правда, взвалить на себя весь груз ответственности - занятие в какой-то степени обременительное и хлопотное, но, уж куда деваться..? Никто в жизни не обходится без проблем. Будь то мелкие неурядицы или нелады посерьёзней, не говоря уже, о хроническом невезении – это, вообще, просто проклятье: то ли за грехи предшественников, то ли аванс за будущие проступки тех, кто ещё не родился. Впрочем, упаси нас Бог, от такой напасти...
     Володька был именно один из тех, кому на роду написано чувствовать себя хозяином положения и он никогда не сомневался в противном. Достойное свойство мужчины и уж, беспорно, необходимая черта характера для того, чью инициативу не смущают трудности на пути к успеху. Неважно, подкреплены ли стремления таких людей какими-то необыкновенными задатками или в них просто живёт неистребимое желание постоянно доказывать самому себе собственную состоятельность. В любом случае - неугасимая вера в свои силы непременно выводит их к намеченной цели.
     Никакой редкой профессией, что могла бы сделать принадлежащий ему бизнес уникальным и востребованным, Володька не обладал. Не существовало у него и особых увлечений, которые у иных со временем перерастают из невинного хобби в повседневную деятельность и способ заработка. Всё, чем он мог похвастаться - это были его черты незаурядного организатора и харизматичность натуры. Природный дар находить подход буквально к любому у Володьки с лихвой возмещал отсутствие специальных навыков или каких-то исключительных знаний. Умение контактировать и ладить с людьми – это не просто способность направлять чужие неосознанные желания в нужное тебе русло, но и незаменимое качество бизнесмена, проявляемое им в самой неожиданной ситуации...
     С байкерами Володька сталкивался и раньше. Редко, но случалось. Они иногда приезжали в его ресторан группой в пять-шесть человек и могли задержаться в баре на пару часов, развалившись на высоких табуретах у стойки и лениво посасывая дряное местное пиво. Европейские сорта этого доступного и популярного в народе напитка американцы в злачных заведениях не признают в упор, проявляя редкое единодушие в своём неизменном выборе отечественной алкогольной продукции. И не потому, что хотят сэкономить, просто как-то неэтично показать себя снобом и заказать, к примеру, «Хайникен», когда твои соседи за столиками повально потчуются родным и привычным «Будвайзером».
     Вели себя байкеры обычно довольно тихо, но не настолько, чтобы Володька мог полностью расслабиться, как он это делал, когда офицанты обслуживали семейные пары с кучей детлохов или наливали завсегдатаям, проводивших очередной субботний вечер в его заведении.
     На этот раз Володьку что-то насторожило. Может быть, потому, что сегодняшние посетители были сплошь латинос и среди них не было ни одного гринго... Размалёванные татуировками, видневшимися из под маек-безрукавок на оголённых предплечьях и мощных загривках – они явно не походили на членов спортивный секции или друзей общества физкультурников. Да и говорили эти ребятки на каком-то непонятном слэнге, чередовавшимся движением кистей рук и хитрыми комбинациями пальцев. Они то складывали их в кулак, то растопыривали всю пятерню, как бы совершая одним им известный разговорный ритуал. На экране монитора, соединённым с тремя камерами внешнего наблюдения парковки, хорошо просматривались со всех ракурсов стоявшие в ряд десяток мотоциклов с высоко поднятыми рулями, на которых, очевидно, и прикатила сюда сия живописная группа.
     - Хей, Сэм.., - Володька окликнул появившегося в баре своего менеджера. Тот перешёл к Володьке по наследству от прежнего хозяина ресторана и как никто другой имел намётанный глаз на каждого, кто заглядывал сюда «на огонёк». Если бы не его долголетний опыт, Володьке пришлось бы совершенно непросто на первых порах... Сэм хорошо знал не только всю местную босоту и полицейских, патрулирующих этот район, но и был в курсе дела о повадках некоторых других, подобных тем, кто сейчас незамедлительно привлёк Володькино внимание.
     - Что за клиенты?
     Вид сегодняшних гостей внушал оправданные опасения. Судя по их стрёмному виду, они вполне могли бы ни за что ни про что затеять драку, если не устроить стрельбу.
     - «Степные волки». Будь с ними осторожен...
     - Кто такие?
     Володька смутился, от собственного непростительного неведения. Он считал, что ему, как хозяину, следует держать под постоянным контролем абсолютно всё, что происходит в ресторане и баре и уж, конечно же, ориентироваться, чем дышит его публика.
     - Байкерский клуб.
     - Что-то типа «Ангелов Ада»?
     Сэм кивнул.
     - Примерно. Безусловно, поменьше численностью, но тоже человек триста-четыреста наберётся. В основном, они тусуются в других районах...
     Присутствие байкеров, известных в городе своими грубыми выходками и буйным нравом, здесь, а не в облюбованных ими местах, по видимому, озадачило и его.
     - Прежде я их никогда тут не видел...
     В глазах Сэма хорошо угадывалось недоумение.
     - Кстати, «Ангелы Ада» не принимают к себе латинос и поэтому эти две группировки враждуют между собой.
     - Понятно...
     Володька в задумчивости почесал затыок.
     - И что, сильно враждуют?
     - Ну, как тебе сказать?
     Сэм усмехнулся, словно намекая на давнюю и хроническую непримеримось двух противоборствующих кланов.
     - Перестрелка в казино несколько лет назад и три трупа с обеих сторон – это всего лишь один из немногих инцендентов. Правда, разборки между байкерами обычно менее кровавые и тогда, должно быть, они что-то сильно не поделили Вообще, «Волки» не церемонятся: чуть что-то не так и в ход идут шатганы или ножи. Жёсткие парни...
     - Послушай, Сэм, а почему они так себя называют?
     - Не стану утверждать, но насколько мне известно, у них культ Чингисхана и его они отождествляют с одиноким степным волком. Многие из этих ребят отращивают бороду и стараются во всём походить на великого завоевателя и предводителя огромного войска. Может, он был и ещё чем-то знаменит, не знаю. Я в истории не шибко силён.
     Сэм виновато улыбнулся.
     - Наверное, «Волки» тоже. По их мнению Чингисхан был настоящим мачо. Знаешь, такой молчаливый герой. Гордый и неустрашимый хищник. Сильный, суровый с врагами и справедливый, когда кто-то рядом неправ. Правда, эти убеждения совсем не мешают им отстаивать личные интересы в соответствии с их внутренними принципами и мочить всех подряд, но...
     Он развёл руками.
     - В этой жизни всегда лучше быть на полшага проворней своего противника...
     Сэм посмотрел в сторону «Волков», занявших три столика и бесцеремонно сдвинувших их вместе по центру зала.
     - По-моему, они здесь неспроста... Пойду проверю секьюрити.
     Вечер прошёл без приключений. Володька иногда появлялся в баре, но ничего криминального там не происходило. Какое-то время его ещё немного волновали приметные мотоциклисты, но вскоре он и думать о них забыл, погрузившись в изучение последних счетов у себя в кабинете. Внезапно раздался стук в дверь и на пороге появился Сэм и с ним один из тех самых «Волков»...
     - Ты здесь хозяин? – угрюмо спросил неожиданный посетитель, которого теперь можно было разглядеть поближе. Перед Володькой стоял крепко сбитый латинос и взгляд сам собой немедленно останавливался на его лице, украшенном характерной для члена уличной банды татуировкой - в виде крупных слёз, стекающих из левого глаза.
     - Да... Чем могу быть полезен?
     Володька, не подымаясь и не меняя позы, незаметно открыл верхний ящик письменного стола, где хранил заряженный пистолет и снял его с предохранителя. Ощутив ладонью ребристую бакелитовую рукоятку своего «Вальтера», он весь напрягся, готовый в любую минуту направить ствол в башку этого субъекта.
     «...Иди знай, что у него на уме?»
     В кабинете стоял сейф с кассой и вся недельная выручка лежала там...
     - Вице-президент нашего клуба хочет обсудить возможность проведения закрытой вечеринки у тебя в баре. Мы будем здесь завтра в полдень.
     Не произнеся больше ни слова, посетитель повернулся и вышел, оставив Володьку совершенно ошарашенным столь внезапным предложением.
     - Ну? Что скажешь? – обратился он к Сэму.
     Не полагаться в таком случае на человека опытного и «съевшего собаку» в подобных делах, было бы неразумным легкомыслием.
     - Ситуация - дрянь...
     Сэм присел на краешек стола.
     - Та вечеринка, что он имел в виду – это «Wing party»*. В двух словах – девки и наркотики. «Волки» иногда устраивают такие мероприятия и отрываются там по полной программе. Как-то один «дружок» в сильном подпитии мне рассказывал по секрету какой беспредел там творится, не поверишь...
     - Поверю, - Володька усмехнулся, - в России знают как правильно гульнуть.
     - Нет, - Сэм замотал головой, - я и сам не прочь поиметь «фан», но чтобы доходить до такого...
     Он округлив глаза, перешёл на полушёпот.
     - Прикинь, за трах с тёлкой, к примеру, с сифилисом или с каким другим пикантным сюрпризом в одном месте, участник вечеринки получает право наколоть себе на спине зелёные крылья!
     Сэм зловеще улыбнулся.
     - А если хватит духу «отодрать» женский труп – пурпурные...
     Заметив володькин недоверчивый взгляд, он добавил:
     - Я и сам, когда это услышал, чуть не блеванул, но, похоже, что тот парень не соврал. Странные развлечения.
     Его аж передёрнуло.
     - Б-р-р... Отфак..ть мертвеца...
     Они вернулись в бар и пока говорили, к стойке подошёл один из байкеров за очередной порцией пива. На какое-то мгновение он оказался прямо под потолочным светильником и с небольшого расстояния Володьке не составило труда прочитать крупную надпись, татуированную готическим шрифтом на его бритом затылке:
     «Уважаю немногих, не боюсь никого»
     - Можешь не сомневаться, - заметил флегматично Сэм, перехватив Володькин взгляд, - так оно и есть. Для «Волков» - это не просто красивый девиз. Они им не щеголяют, как глупые юнцы перед такими же несмышлёнными товарищами У этих ребят такое правило - норма жизни и поведения. Каждый должен заслужить привилегию ношения того или иного символа. Татуировка - как орден или медаль и по ней они чётко могут отследить насколько крут тот или иной, кто принимает участие в подобных оргиях. Все на виду...
     - Чем они занимаются?
     У Володьки мало-помалу начинала вырисовываться довольно неприглядная картина, сулившая ему ничего, кроме головной боли.
     - Да особо ничем, так – мелочи...
     Столь наивный вопрос не мог не рассмешить Сэма.
     - Рэкет, наркотики, отмывание денег, не говоря уже о том, что при необходимости никто из них не станет раздумывать и пустит пулю в лоб, любому, кто окажется на его пути. Своротить челюсть кастетом, а то и переехать мотоциклом свою жертву - для этих молодцов раз плюнуть. И что их здесь привлекло? Проклятье!
     Он в сердцах выругался от некстати возникшей на ровном месте проблемы. Володька понял, что Сэм находится в полной растерянности и в возникщей ситуации расчитывать ему придётся только на самого себя. Призадуматься действительно было о чём. Просто завтра ответить отказом, совершенно не решало суть дела. Чтобы не загубить бизнес - байкеров следовало отшить раз и навсегда.
     «...Но как..? Если они здесь «пропишутся» - можно смело закрываться. Ни один из нормальных посетителей сюда больше не ступит ногой. Да и кому нужно быть втянутым в непонятку? За свои деньги?..»
     После всего того, что ему поведал Сэм у Володьки в отношении байкеров отпали всяческие сомнения. Представить, что «Волки» будут в баре мирно попивать пиво с солёными претцелс и смотреть бейсбол, болея за любимую команду – означало самонадеянно игнорировать реальность.
     «...Нет, этим клиентам требуется что-нибудь погорячее... С такими вляпаешься и потом не расхлебаешь.»
     Выбор сводился к минимуму. Володька прекрасно отдавал себе отчёт в том, что его согласие на проведение закрытого сборища неформального объединения мотоциклистов, которые наверняка под колпаком у полиции, а то и у ФБР – подпишет ему смертный приговор.
     «...Того и гляди, заметут вместе с ними как соучастника...
     Наркота, нелегальное хранение оружия...»
     Он вдруг вспомнил жутковатый рассказ Сэма.
     «...Некрофилия...»
     И это вовсе не конец списка преступлений, каждое из которых окажется вполне достаточным, чтобы потянуть на немалый срок.»
     Понимал Володька и то, что просто сказать байкерам «нет» – будет звучать не совсем корректно и настроит их буйные головы весьма агрессивно, а уж поквитаться им будет проще пареной репы. Появятся в баре не разок-другой, а каждый уикенд на протяжении месяца, помозолят глаза своими разрисованными мотоциклами на стоянке и вмиг распугают добропорядочных и безобидных граждан.
     «...Чёрт возьми! Где же выход?..»
     Он включил телевизор и стал машинально переключать каналы, занятый одной неотвязной мыслью.
     «...Что же придумать..?»
     На экране мелькала какая-то чушь вперемешку с рекламой, пока Володька не остановился на идиллической картинке с монгольскими юртами и табуном лошадей на переднем плане...
     Внезапно его осенило. Он выглянул из кабинета и окликнул Сэма.
     - Послушай, Сэм, вот какое дело... Мне нужно будет арендовать на пару часов какой-нибудь завалящий кинотеатр, мест на сто-сто пятьдесят. Такой, куда мало кто ходит... Понимаешь, что я имею виду?
     -Когда?
     Сэм отличался редкой и неоценимой особенностью характера – не задавать лишних вопросов и выполнять поручения с максимальным эффектом.
     - На ближайшие дни. Желательно, пооперативней.
     Володька уже проигрывал в мозгу отдельные детали своего плана.
     - Район не имеет значения, главное, чтобы имелась вместительная парковка... И пожалуйста, - он поморщился, - поменьше любопытных глаз. Излишнее внимание будет совершенно не в жилу.
     - Сэм...
     Володька пристально посмотрел ему в глаза, вкладывая в свой взгляд больше, чем просьбу.
     - Это очень и очень важно: мне необходимо знать о результатах завтра. До прихода этих...
     Он красноречиво кивнул в сторону наколотой компании, продолжавшей методично накачиваться пивом.
     Байкеры появились на следующий день, как и обещали. Заслышав под окнами офиса тарахтенье мотоциклов, Володька немедленно вышел из бара, сунув, на всякий случай, за пояс джинсов «Вальтер». Он любил свой пистолет и считал его надёжной защитой. В принципе, покупая оружие для бизнеса, Володька мог выбрать в магазине практически всё что угодно: от «Кольта» до «Беретты», но предпочтение отдал, как он считал, безукоризненно элегантному армейскому образцу, о котором мечтал ещё мальчишкой.
     - Личное оружие для личных целей, - любил при случае повторять Володька мнение офицеров Вермахта, когда Сэм снисходительно смотрел на его «пушку» времён Второй Мировой войны, поигрывая своим новёхоньким «Смит-Вессоном» сорок пятого калибра.
     Теперь, едва прикрытый рубашкой, пистолет почти не топорщился и в случае чего, Володьке было достаточно одного движения, чтобы его легко вытащить. С ним он чувствовал себя намного спокойней.
     Приехало человек двадцать. Некоторых особо приметных Володька запомнил ещё со вчерашнего вечера. Один из них – здоровенный бес лет сорока пяти с бритым затылком, тот самый, что накануне красовался у стойки бара, вынырнул из их скопища и подкатил первым. Он оказался чуть ли не вплотную к входной двери на роскошном чернильного цвета чоппере**, с бензобаком, украшенным оранжево-красными языками пламени и, не слезая с мотоцикла, запустил руку куда-то за пазуху... Остальные расположились чуть поодаль и через минуту из их толпы вышел человек, вежливо представившийся вице-президентом байкерского клуба. Судя по его годам, как, впрочем, и возрасту всех тех, кого Володька уже видел, «Степные волки» не праздновали молодняк. Самому юному в этой компании могло быть под тридцать, а в основном, контингент мотоциклистов состоял из зрелых мужичков – матёрых и знающих себе цену. Да оно и понятно: выдержать тест на право быть принятым в жестокую стаю способен человек уже что-то повидавший в жизни и которого нет необходимости в чём-то переубеждать.
     Разговор Володьки с вице-президентом не затянулся. На всём его протяжении они довольно миролюбиво беседовали и даже обменивались шутками. Под конец вице-президент дружески хлопнул Володьку по плечу и они пожали друг другу руки. У Сэма, наблюдавшего из проёма двери их встречу от начала и до конца, упало сердце.
     «...Неужели он согласился...?
     Ну, всё. Надо подыскивать другое место...»
     Он встретил Володьку на пороге с немой растерянностью в глазах.
     - По-моему, дружище, всё не так плохо, как казалось.
     Володька, ничего не объясняя, подмигнул Сэму и уверенно прошёл к себе в кабинет, не обращая внимания на следовавшего за ним менеджера и атаковавшего его вопросами. Он плюхнулся в кресло, совершенно забыв о «Вальтере», упёршимся ему сейчас прямо в пах.
     - А, чёрт! Ох и нервная у нас с тобой, Сэм, работа! Так недолго самому себе яйца отстрелить ненароком, - весело произнёс Володька, наблюдая за явно нервничающим Сэмом. Он вытащил пистолет и, сунув его в ящик стола, достал оттуда взамен небольшую плоскую коробку.
     - Надеюсь, сия штуковина разрешит все наши проблемы.
     - Что это?
     Сэм, продолжая нервничать, в полном недоумении разглядывал загадочный предмет, оказавшийся обыкновенной упаковкой с компактным диском.
     - Кино.
     Володька усмехнулся.
     - Как говорил незабвенный дедушка Ленин: из всех искусств для нас важнейшим является кино... Сэм, знаешь, кто такой Ленин?
     Тот ничего не ответил и с нескрываемой тревогой продолжал вертеть в руках пластиковый кейс, на обложке которого была изображена фигура древнего воина в кожаных доспехах на фоне орды всадников. «Монгол» прочёл Сэм.
     - Ничего не понимаю... Да объясни, наконец, о чём вы договорились?
     - Вообщем, так...
     Володька стал серьёзным.
     - Я предложил ему сделку: они смотрят фильм и если он им понравится – нас оставят покое.
     У Сэма полезли глаза на лоб. Для него поверить кому-то на слово – было уже ненормально, а тут - банда мотоциклистов...
     - А, если – нет?
     - Тогда, дорогой Сэм...
     Володька откинулся на спинку кресла и совершенно невозмутимо произнёс:
     - Я сам поучаствую в «Wing party», которое состоится у меня в баре.
     Он уже не улыбался как раньше и лишь тихо добавил:
     - Наверное, мне даже представиться шанс заслужить пурпурные крылья...
     Эх, жалко, не поставил условие, чтобы трупик был не старше двадцати семи и обязательно спелая блондиночка c большим бюстом. Обажаю грудастых баб. А ты?
     Заметив, что Сэм ни жив ни мёртв от его чёрного юмора, Володька рассмеялся.
     - Ну, чем не случай сыграть в русскую рулетку..? О ней то ты уж точно наслышан, если не знаешь, кто такой дедушка Ленин. Напрасно, кстати. Очень был неглупый мужик...
     У бедняги Сэма выступили капельки холодного пота на лбу. Вероятно, он про себя проклинал тот день и час, когда судьба столкнула его с этим ошалелым русским, способным так хладнокровно ставить на кон свою репутацию и безопасность.
     - Теперь тебе понятно для какой цели мне понадобился кинотеатр, куда никто не ходит?
     Володька взял из рук Сэма компакт-диск и в раздумье посмотрел на обложку.
     - Да, уж...Великая сила искусства... Вот и проверим...
     Крутить кино Володька отправился на своём ИЖ-49, привезённым им когда-то в Америку в грузовом контейнере. Мотоцикл - почти его ровесник, был памятью об отце. Уезжая на постоянное жительство заграницу, Володька не посчитал для себя возможным расстаться с драгоценной реликвией. Не жалко было кинуть ничего из нажитого барахла, но к отцовскому мотоциклу он прикипел крепко. На товарной станции на него посмотрели как на придурковатого.
     - А что, в Штатах нехватка металлолома? – ехидно осклабился один из таможенников и решил проявить служебную ретивость. На всякий случай... Очевидно, ему показался уж слишком подозрительным такой необычный багаж, чтобы не проверить его с должной тщательностью на наличие контрабанды.
     - Там нечего искать... – спокойно обронил Володька, наблюдая как дотошный служака уже собирается по винтикам раскрутить мотоцикл.
     - Нам виднее, - холодно перебил его таможенник.
     - А... Делайте что хотите.., - Володька устало махнул рукой и не стал пускаться в бесполезные объяснения, не испытывая никакого желания посвящать посторонних людей в свои потаённые чувства.
     - Да брось ты ерундой заниматься, - вовремя вмешался старший напарник по смене, прекрасно понимая, что они не только даром потеряют время с этим чёртовым мотоциклом, но и вдобавок вымажутся с ног до головы в тавоте, обильно нанесённом на все его металлические части. Долгий опыт работы на рубеже защиты государственных интересов безошибочно подсказывал этому человеку, что перед ними парень определённого сорта, который покидая страну, быть может, навсегда, не станет пачкаться напоследок в поисках копеечной выгоды.
     С тех пор прошло немало лет и всё это время мотоцикл, успешно пересёкший не одну границу и океан, мирно стоял в гараже. Задерживаясь на нём взглядом, Володька всегда с одинаковой теплотой вспоминал, как пацаном сидел на заднем сиденье за отцовской спиной, крепко обхватив его руками, и они вместе мчались по брусчатой мостовой...
     Мотоцикл прекрасно сохранился, даже краска - «родная», заводская, лишь потускневшая и утратившая свой прежний блеск. Его стоимость уже давным-давно перевалила за ту сумму, что была потрачена на перевозку машины в огромном деревянном ящике, изготовленном на заказ для такого необычного груза, но этот факт для Володьки не имел ровным счётом никакого значения. Есть вещи, которые не измеришь ни рублями, ни долларами...
     Регистрировать мотоцикл Володька не захотел. Как ему объяснили в отделении Департамента Транспортных Средств, существовал целый перечень необходимых стандартов для ввозимой из-за рубежа техники. В итоге, вся процедура превращалась в такую долгую и утомительную волокиту, что сразу же отбивала всякую охоту ею заниматься, чтобы раз в кои веки прокатиться в своё удовольствие по городу с ветерком. Володька лишь изредка заводил мотоцикл, наслаждаясь хорошо знакомым с детства звуком работающего двигателя, и мог разве что проехать от угла до угла улицы в пределах своего околотка. Теперь его ИЖ пригодился, как нельзя более кстати.
     «...Пусть эти урки знают, что у русских куража совсем не меньше, чем у кого-то да и к Чингисхану мы немного поближе...»
     Володька решил рискнуть и приехать на своём сокровище к кинотеатру, где его ожидали «Волки». Останови его любой полицейский и ему бы не поздоровилось. Мотоцикл без номерных знаков, без соответсвующих документов, без страховки – прямой путь в участок.
     «...Бог не выдаст, свинья не съест...»
     Удача благоволит к бесстрашным и именно теперь спасовать перед гипотетической, хотя и весьма реальной возможностью напороться на копа***, выглядело бы непростительным малодушием. Володька должен был появиться перед байкекрами как личность, способная пренебрегать законом и порядком, но на своём уровне. С «Волками» следовало говорить на понятном им языке, но ни в коем случае не подстраиваться под них.
     «...Вы латинос, а я русский. У вас своя территория, а у меня своя и я готов её защищать...»
     К счастью, обошлось без недоразумений. Как Володька и предполагал, байкеры с любопытством ожидали на чём он приедет и, завидев его на диковинном мотоцикле без номеров, восприняли это по-своему, но с одобрительным гулом. Начало диалога было положено. Володька подрулил к веце-президенту клуба и даже пошутил:
     - Русские кино смотрят без поп-корна, надеюсь «Волки» тоже?
     Тот хохотнул, как бы подкрепляя Володькино предположение о привычках его товарищей, полных презрения к обывателям, напихивающих как гуси свой курдюк кукурузой по самую завязку.
     Кинотеатр, который по просьбе Володьки отыскал Сэм, пустовал. Здание было выставлено на продажу и его хозяин не побрезговал отказаться от разового заработка. Его не смущало, кто будут зрители и то, что им станут показывать. Заплати и делай, что хочешь, хоть бейся головой о стену... По сути дела, говорить о наначеннии этого помещения исключительно для коммерческой демонстранстрации фильмов, было бы большим преувеличением. Довольно вместительный зал без окон, выкрашенный в радикально жёлтый цвет, вполне мог использоваться и для конференции, проводимой каким-нибудь из бесчисленных здесь в Америке фондов, и для прочих общественных нужд. А забери, на фиг, отсюда все стулья – так и вообще, прекрасное складское помещение: просторное и сухое. Впрочем, вся необходимая аппаратура была на месте и при пустяковой аренде о лучшем месте и мечтать не приходилось.
     На протяжении всего импровизированного сеанса ни один из байкеров не проронил ни звука. Они удобно расположилось в соответствии со своей внутренней иерархией, благо стульев хватало в избытке. Вице-президент, окружённый дюжими телохранителями - в центре, а уже за их спинами - рядовые члены клуба. Никто не теснился, наоборот, зрители устроились с комфортом, вытянув пред собой ноги, обутые в тяжёлые ботинки с металлическами шипами.
     «...Да уж... Башмачки что надо. Таким садануть с размаху под ребро и считай калека...», - невольно подумал Володька, обнаружив у себя под носом ноги соседа. Он с любопытством изредка поглядывал искоса на лица байкеров, сидевших с ним рядом и замечал, насколько они увлечены тем, что происходит на экране. Наверное, он не ошибся в выборе картины и, тем более, с таким провокационным названием. Кино настолько всех захватило, что когда поползли титры, никому не хотелось расходиться. Трудно сказать, какой смысл вкладывал сам режисёр в образ волка, снятого крупным планом в самом начале картины, но только магический и проницательный взгляд серого хищника словно обращался к этим гонимым общественной моралью парням. Он как бы подтверждал их правильный выбор для названия клуба и ту духовную связь, что виделась ими между человеком и зверем. Вероятно, именно так, а не иначе они восприняли символичность появления волка на экране.
     К любому из нас нужен свой ключ и вовсе не значит, что его легче подобрать к праведнику, чем к злодею. Володька совершенно не ожидал подобной реакции байкеров, обернувшейся для него моментальным и непредсказуемым уважением с их стороны. Негаданным и слепым... А всё потому, что он даже и не ведая, принёс в чужие покорёженные души как бесценную святыню ту истину, в которую каждый из этих людей мечтал поверить. Недаром, Чингисхан говорил о своём прародителе, как о степном волке, спустившимся с небес на землю и эти слова неразрывно связали мифическое прошлое с их жестоким настоящим.
     Из ничтожного владельца бара Володька вдруг превратился для байкеров в человека, сумевшего уловить то тайное благородство, незаметное другими, которое эти люди видели в себе. Возможно, неуправляемое и первобытное, замешанное на уродливой реальности сурового мира, но такое необходимое им самим в желании оправдать свои брутальные действия.
     Вице-президент клуба молча пожал ему руку и Володька незамедлительно ответил тем же, с силой стиснув ладонь и протягивая ему компактный диск в фирменной упаковке.
     - Это от меня вам всем в подарок.
     Покажешь президенту и тем, кто не смог сегодня приехать...
     Не прошло и получаса, как байкеры уже выезжали с парковки кинотеатра на запруженную улицу. Их появление сопровождалось громким рёвом моторов, эхом отдававшимся в замкнутом пространстве, окружённом высокими каменными стенами. Стоило первым мотоциклам показаться из подворотни, как тотчас движение в обе стороны стихийно замерло, парализованное полустрахом, полувосторгом от вида организованной банды ездоков. Впереди, на сверкающем хромом чёрном Харлее невозмутимо восседал вице-президент клуба, а рядом в нескольких футах паралельно двигался Володька на своём скромном ИЖе. Рули их мотоциклов почти соприкасались. В знак благодарности «Волки» уступили ему сейчас это почётное место. За ними следовали все остальные. Человек восемьдесят – колонна головорезов, наводившая трепет на на тех, кто знал, что можно ожидать от встречи с ними. С жутким грохотом на мощных чопперах - неостывшие от увиденного фильма и от тех невольных переживаний, что лента принесла в их сердца. Они краем уха слыщали о Чингисхане – свирепом и кровожадном завоевателе, но даже и не предполагали о существовании Темуджина – человека, способного не только вести за собой дикую орду, но и при необходимости её укрощать. То, что по странной прихоти судьбы удалось сделать Володьке, до конца распознавшему всю сложность и в то же время удивительную простоту сознания байкеров. Они может, даже взяли бы его к себе - уж чем-то его скуластое лицо и чуть раскосые глаза слегка напоминали тех необузданных всадников в малахаях, что во весь опор с гиканьем неслись на экране, размахивая кривыми тонкими саблями. Правда, этому русскому всё равно пришлось бы доказать, что он достоин носить атрибутику клуба и продемонстрировать на деле своё право называться «Степным волком»...
     На перекрёстке за несколько кварталов от ресторана вице-президент поднял вверх руку в кожаной перчатке и все остановились. Здесь пути байкеров и Володьки расходились.
     - Спасибо за фильм, бро...**** Нам понравилось.
     Он опять поднял руку и вся группа, не глушившая моторы, с шумом, от которого было впору оглохнуть, повернули в сторону хайвея. Володька вздохнул. Только сейчас он почувствовал, как безумно устал за последние три дня...
    
    
     «Wing party»* - название, непереводимое дословно. По смыслу близко к «Полёт в неизведанное»
     Чоппер** - мотоцикл, лишённый всех деталей конструкции, мешающих движению.
     Коп*** - полицейский ( амер. слэнг)
     Бро**** - брат (амер. сленг)