Млечный Путь
Конкурс №4


    Главная

    Кабинет

    Регистрация

    Конкурс 4

    Правила

    Жюри

    Издательство

    Магазин

    FAQ

    ЖЖ

    Реклама

    Друзья

    Контакты

Рейтинг@Mail.ru





Анна  Сырцова

Золото сердец

    Луна повисла над городом.
     С вершины холма Акхиль Фенед видел раскинувшийся перед ним Динал во всех деталях: аккуратные фасады, острохребетные крыши украшенные замысловатыми флюгерами, шпиль городского Собрания и даже маленькие, будто игрушечные мостики, пересекающие одну единственную узкую мелководную реку, извивающуюся по лабиринтам улиц. Крохотными светлячками казались отсюда фонари и окна.
     Во времена своей молодости Акхиль часто взбирался сюда, подолгу сидел на покрытых толстым мхом валунах, мечтательно глядя на запад, где, по его мнению, кипела настоящая жизнь. Та, о которой он читал лишь в книгах, та, к которой у него так и не хватило смелости даже прикоснуться. И вот – жизнь почти прошла, а ни особых приключений, ни сильных эмоцией он так и не испытал. Существование словно во сне, вполсилы, будто в ожидании другой – интересной – жизни.
     Да-а, давненько же он не поднимался сюда. Акхиль вздохнул. Как живы ещё, оказывается, призраки прошлых надежд, и оттого ещё горше – не успеет уже, никогда не сможет ничего изменить.
     Акхиль прищурился, внимательно посмотрел на ночное светило. Луна была огромной и оранжево-красной. «Что-то будет», - подумал он.
     Некоторое время Акхиль стоял, с наслаждением вдыхая морозный воздух, домой возвращаться не хотелось. Перспектива лицезреть хмурый вид жены, недовольно гремящей чугунками и сковородами, угнетала. Не успел он, якобы, вовремя подсуетится и теперь не видать повышения как собственных ушей, вот Витка и нудит как муха - «деньги вот-вот закончатся… сыну ходить не в чем… дочь без ботинок на зиму останется».
     А если вдуматься, смешно же, ей Богу – ну какого существенного повышения может ждать библиотекарь. Вот и объясняй это теперь жене… а раньше как его поддерживала, как гордилась. Ведь – не абы какой ремесленник в мужья достался, а человек учёный – все дни при книгах. Э-эх… Вот и пойми этих баб!
     В таверну что ли пойти? Да тогда Витка точно из дому выгонит. Акхиль еще раз посмотрел на луну и двинулся к городу. Дорога петляла.
     Пройдя вдоль улицы Цветущих лип, он свернул в переулок Рассыпанных грошей и дворами вышел на городскую площадь.
     Трепетал свет фонарей. Поднявшийся холодный, колкий ветер так и норовил задуть их и без того слабое пламя. Лязгали засовами неплотно закрытые ставни – свет полосами ложился на камни улиц.
     Акхиль шел не спеша, наслаждаясь каждым мгновением пока ещё тихого вечера, не забывая зорко поглядывать по сторонам. Ох, и злая нынче луна. Последний раз на памяти Акхиля под красной луной навернулся с моста в хлам пьяный Гетор – беднягу нашли через три дня, в русле реки Печенки. Недурственно его тогда потаскало по камням. Если бы не инициалы на отворотах сапог вряд ли тело вообще можно было бы опознать.
     От дома старого Лестора пахло кошками, Акхиль поморщился.
     Свернув на право, он миновал лавку мясника и остановился у дома Танцующих птиц. Железные фигурки, в изобилии развешанные на карнизах, позвякивали в такт порывам ветра.
     От стены дома отделился темный силуэт.
     - Эй, - окрикнул позднего прохожего Акхиль.
     Фигура остановилась, согнулась, содрогаясь от кашля.
     - А-а, Филиа, - Акхиль узнал городскую нищенку. – Что тебя сюда занесло?
     Старушка выпрямилась насколько позволял горб и, прошамкав что-то невнятное, зашаркала в сторону таверны.
     Акхиль свернул на улицу Сырых каштанов. Видно совсем плоха стала Филиа, раньше она не упускала возможности посетовать на свою тяжкую жизнь, надеясь получить за это пару-другую медяков.
     Жена по-прежнему дулась: сидела с шитьём, то и дело поглядывая в окно. Не обратив никакого внимания на появления Акхиля, Витка дважды заваривала чай и разогревала ужин, ругая сквозь зубы попеременно то погоду, то детей, то мужа. Последнему доставалось больше всех.
     С обиженным видом послонявшись по дому, Акхиль решил всё-таки отправится в таверну.
     В расстройстве Акхиль даже не заметил, как оказался на площади.
     Луна окрасила в розовое фрески на стенах городского Собрания. В её призрачном свете, казалось, оживали картины далёкого прошлого, бывшие градоначальники переговаривались, кивали друг другу.
     С южной стороны послышался топот. «Вот и началось» - невольно подумал Акхиль.
     На площадь выбежал старик Лестор, одет он был совсем не по погоде: в белую ночную сорочку и черные полотняные домашние штаны. Тяжело дыша, он остановился и затравленно оглянулся. Глаза у Лестора были вытаращены, на морщинистом лице застыл ужас.
     - Эй, - крикнул Акхиль, - что случилось? Эй, Лестор!
     Старик, казалось, не слышал. Охнув, он начал пятиться к зданию Собрания, уставившись во мрак одного из переулков.
     Акхиль хотел подойти к безумному старику и хорошенько встряхнуть его за шкирку, надо же – до чёртиков набрался. Но тут глаз Акхиля уловил еле заметное движение.
     Под тусклый свет фонарей, двигаясь медленно и плавно, словно хищник перед прыжком, вышла Филиа. Откинув с лица капюшон, городская нищенка вытянула вперёд руки, словно слепая, пытающаяся понять, что её окружает. Акхиль прищурился, и волна жара прокатилась по его позвоночнику – вместо глаз на старушечьем лице зияли провалы.
     Всё так же медленно продвигаясь к окаменевшему от страха Лестору, существо сложило ладонь лодочкой, словно просило милостыню. Старик захрипел, схватился за сердце и повалился на камни.
     - Магия, - охнул Акхиль.
     Существо даже не обернулось на звук, вместо этого оно, издав пронзительный режущий ухо вопль, исчезло. На мостовую упали тряпки, ещё недавно бывшие одеждой городской нищенки.
     - Ну, Йонкель… - с яростью прорычал Акхиль, наклоняясь над Лестором.
     Как в любом мало-мальски уважающем себя городе, в Динале существовала должность городского мага, в обязанности которого входили мелкие не требующие особого умения делишки, вроде вызывания дождя или заговаривания амулетов на удачную торговлю. Сериг, старый маг, служивший городу верой и правдой тридцать пять лет, куда-то пропал (эта тёмная история по сей день не давала Акхилю покоя – маг однажды просто исчез из своего дома), а его ученик – наглый, самоуверенный молодчик только и умел что ныть да жаловаться – не может он, видите ли, развернуться в полную свою магическую мощь. И от нечего делать повадился в последнее время создавать фантомов вкупе со всякой жуткой нечистью, а сам бегать за ними и уничтожать, пугая при этом мирных жителей. Уж сколько раз внушения ему делал и городовой, и глава городского Собрания, сколько раз просили они мага оставить свои замашки. Всё без толку.
     Месяца три назад тихо стало – и вот опять за дело взялся, отродье магическое! Теперь-то тебе с рук это не сойдёт. Так думал Акхиль, спеша к дому нового мага.
     Холод усиливался.
     «До чего же мерзкая погодка», - с неудовольствием отметил Акхиль и ускорил шаг.
     Ветер выл и бесновался, с остервенелой злостью стучал ставнями, крутил флюгера. В который раз за вечер Акхиль воздал хвалу своей проницательности за то, что надел зимний подбитый собольим мехом плащ – не практично осенью, да если еще и в ливень попасть, зато как тепло.
     Он обогнул здание Собрания, прошел до конца улицы Цветущих лип и через Глухой переулок вышел к одному из многочисленных городских мостиков, словно кошка выгнувшему свою худую спину.
     Дальше шла улица Бедного Дана, мрачная и узкая. Люд здесь жил не богатый, если не сказать нищий, здесь находился единственный в городе приют для бездомных и здесь же стоял дом мага.
     Почему первый городской маг построил дом именно в этом месте – не помнил никто из старожилов, а последующие маги только пожимали плечами. Переехать же в более благополучный район, тем не менее, никто из них так и не решился.
     Акхиль миновал приют и уткнулся в крыльцо высокого, в три этажа, дома. Многочисленные окна были темны. Он поднялся на крыльцо и поднёс руку к дверному молоточку, отлитому в форме львиной головы. Голова клацнула зубами. Не успел Акхиль удивиться, как дверь распахнулась.
     На пороге стоял Йонкель, полностью одетый и даже в дорожном плаще. Его рыжеватые волосы были собраны в хвостик, шляпу маг держал в левой руке.
     - Мистер Фенед?… - побледнел он и сделал шаг назад, но тут же взял себя в руки и осведомился, - чем могу быть полезен?
     - Сколько раз было сказано, - нахмурился Акхиль, - не смей практиковаться в своих делишках на улицах города!
     - Не понимаю, - маг действительно казался растерянным, - я не занимаюсь больше тем, что могло бы навредить жителям…
     - Объясни это Лестору, чьё окоченевшее тело лежит на площади или Филиа. - Акхиль был уверен, что существо убило нищенку, прежде чем завладеть её телом.
     - Э… - замешкался маг, - мистер Фенед входите и расскажите подробнее. Сдаётся мне, странные дела творятся этой ночью.
     Акхиль шагнул внутрь.
     Мысли в голове Акхиля разбегались, словно встревоженные ярким светом крысы в подвале городской библиотеки. Если Йонкель не при чём… Акхиля прошиб холодный пот.
     Высокий потолок прихожей мага был выложен зеркальной мозаикой. Благодаря ей, отражающей свет масляных светильников, прихожая казалась огромной и воздушной. Акхиль вскинул голову и попытался найти своё отражение. Его не было. Акхиль хмыкнул – впервые в жизни он видел магические зеркала, отражающие только то, на что их заговорили.
     На стенах прихожей висели карандашные рисунки. Акхиль присмотрелся – все они изображали архитектуру Динала, с особой любовью были вырисованы фасады зданий, людские фигуры же напротив представлялись схематично, зачастую лишь намёком на движение.
     - Расскажите мне всё, что видели, - попросил маг. – Или постойте, я сам. - Он поднёс указательный палец ко лбу Акхиля, и тут же опустил руку, казалось, даже не коснувшись кожи.
     - Ясно, - помрачнел Йонкель.
     - Ясно, что? – Акхиль попытался собрать разбегающиеся мысли.
     Маг вскинул руки, очертил ими полукруг и внимательно посмотрел на библиотекаря.
     - С чего вы взяли, что именно я причастен к смерти старого Лестора?
     - Филиа… Это существо, оно… - пробормотал Акхиль, и спохватившись твёрдо продолжил: – Не станешь же ты уверять меня, что смерть старика обошлась без магии.
     - Сегодня ни одна смерть не обошлась без магии, - загадочно сказал Йонкель. – А теперь смотрите, что видел я вашими глазами. – Маг завершил круг.
     Акхиль вдруг снова оказался на площади.
     Лестор хрипя и задыхаясь, пятился, Филиа… вернее, существо в её теле, протягивало руку, старик упал. В руке у старухи ярко сверкнул крохотный камешек.
     - Что? Что это? – мираж рассеялся, Акхиль вновь стоял в прихожей мага.
     - Поздравляю, - мрачно произнес Йонкель, - только что мы с вами видели вора, настоящего охотника.
     - Охотника? – не понял Акхиль.
     - Видели камень? – проигнорировал его вопрос маг, - это золото. Магическое золото, самой высшей пробы.
     - Но откуда оно, магическое золото, у Лестора?
     Йонкель наклонил голову и странно посмотрел на Акхиля.
     - Такое золото есть у каждого из нас, забери его у меня, - маг поморщился, я бы, скорее всего, ничего не почувствовал. Старик Лестор же… или скажем вы… - Йонкель запнулся. – В общем, сердце Лестора не выдержало. Вор забрал слишком большую его часть. Почти всю.
     - Часть сердца? – охнул Акхиль. – Но в руке у неё… него… был камень.
     - Да, - кинул маг, - камень. Акхиль, о чём вам говорит словосочетание «золотое сердце»?
     - Так обычно говорят о добросердечном человеке.
     Маг кивнул.
     - Это верно. С вашей точки зрения. С нашей, с точки зрения магов, это говорит о том, что у человека в сердце есть золото. В прямом смысле. Извлекать его считается воровством, запрещено и карается смертной казнью. Хотя… - маг призадумался, - соблазн зачастую бывает слишком велик. Владеющий золотом сердец обретает если и не бессмертие, то о-очень долгую жизнь.
     - Так это всё-таки проделки мага?
     - Скорее всего, - нахмурился Йонкель, - и мага очень сильного, способного вселяться в людские тела, а возможно и в предметы.
     Акхиль настороженно осмотрелся.
     Маг перехватил его взгляд.
     - Не переживайте, Акхиль, здесь мы в безопасности, чего я не скажу о жителях Динала. Нам нужно спешить.
     - Но зачем ему вселятся в чужое тело?
     - Золото сердец может извлекать только существо, не имеющее своего: зомби, призраки, вампиры, возможно оборотни, хотя о ворах среди оборотней я, признаться, не слышал.
     На улице начинался дождь. Тяжелые капли со звоном ударялись о мёрзлые камни переулков и улиц.
     - Нужно спешить, - вновь повторил маг.
     На площади маг первым делом присел перед телом Лестора. Сотворив несколько заклинаний, он поднялся. От тела старика во все стороны побежали крохотные огоньки, похожие своим упорядоченным движением на паучков, плетущих невидимую сеть.
     - Что это? – спросил Акхиль, стараясь не наступать на огоньки.
     - Ловушка, - подтвердил догадки Акхиля маг. – Говорят, преступник всегда возвращается на место преступления. Благодаря этой сети, он вернётся сюда гораздо быстрее. Поймаем, как мотылька. Никто еще не сбегал от Йонкеля безнаказанным, - глаза мага сверкнули голубоватым светом.
     «Ох, не зря магов причисляют к ночной нечисти», - подумал Акхиль, - «эка разошёлся».
     На площади появилась фигура.
     Маг странно ухмыльнулся и обратился к появившемуся:
     - Ну, здравствуй, Сериг.
     Фигура повернулась. Акхиль разглядел сальные седые патлы, чуть светящиеся в темноте белки глаз (точно как у Йонкеля) и довершающую зловещий облик улыбку.
     - А-а, мальчик мой, смотрю, ты хорошо чувствуешь себя на моём месте, - прошелестел старый маг.
     - Я на своём месте! – крикнул Йонкель, резко выставив перед собой ладони, сорвавшееся с них сине-красное пламя ударило старика в грудь.
     - Не плохо, мальчик, - старик отступил на полшага, - жаль, здесь нет никого, кто бы мог тебе помочь.
     - Так уж никого?! - ухмыльнулся Йонкель.
     Следующая искра сбила Серига с ног.
     - Хватайте, - прокричал Йонкель Акхилю, - быстро хватайте!
     - Что? – хотел было спросить Акхиль, но, догадавшись, подскочил к старику и, сложив ладонь лодочкой, как недавно это делал вор, выставил руку вперёд.
     Мгновение спустя на его ладони лежал крохотный, но безмерно тяжелый камень.
     Тело бывшего городского мага мгновенно покрылось трупными пятнами, обмякло и рассыпалось в пыль.
     - Спасибо, - Йонкель помог Акхилю подняться, груз в ладонях тянул к земле. – Так вы поняли?
     Акхиль вздохнул.
     - Те зеркала... в прихожей. Они же не магические, верно?
     Маг кивнул.
     - И что теперь? – тихо спросил Акхиль, боясь услышать ответ.
     - Для начала найдём ваше тело, - улыбнулся маг, - и попробуем вернуть это, - он кивнул на золотой слиток, - на место.
     - Как? – охнул Акхиль.
     - Примерно вот так, - улыбнулся молодой маг.
     Проведя рукой над золотом, он вновь присел над стариком Лестором. Через мгновение старик поднялся, кряхтя и охая. Шатаясь, испуганно оборачиваясь на Йонкеля, он поспешил скрыться с площади. Ну их, этих магов, лучше держаться от них подальше, то ли дело кошки, - верно думал Лестор спеша домой.