Млечный Путь
Конкурс №4


    Главная

    Кабинет

    Регистрация

    Конкурс 4

    Правила

    Жюри

    Издательство

    Магазин

    FAQ

    ЖЖ

    Реклама

    Друзья

    Контакты

Рейтинг@Mail.ru





Алина  Нежная

Сатан.

     Этот рассказ - несколько глав из романа.
    
    
    
     Глава-1
    
     Во дворе лесничества, Олега с Петровичем, встретили две громадные псины. Весьма смахивающие на крупных волков. Только окрасом посветлей. Вихрь и Буря.
     Собаки эти, славились в охотничьей среде, хотя ни к какой конкретной породе не принадлежали.
     Эта пара останавливала медведя. На щенков – очередь. Петрович цену не ломил. Хотя мог бы. Много нашлось бы таких, кто за щенка прославленной пары "выкатил" бы любые бабки. Но ему главное было отдать "деток" в хорошие руки. Собаку, как и оружие – можно по-разному использовать.
     Вихрь спокойный, уверенный, могучий, но в то же время подвижный и гибкий. Буря немного поменьше и постройней (если так можно сказать про собаку). Весьма любопытная особа.
     Когда Олег с Петровичем зашли во двор, Вихрь подошёл спокойно и, посмотрев на хозяина, особого интереса к гостю не проявил. Буря же, прижала уши и зарычала.
     - Это она тебя проверяет! – усмехнулся Петрович. – Стой спокойно. Не тронет.
     - Привет! Красавица! – дружелюбно сказал Олег и протянул Буре открытую ладонь.
     Та, продолжая порыкивать, пару раз ткнулась в ладонь носом. Олег не дрогнул. Псина расслабилась и приветливо завиляла хвостом.
     - Считай – признала! – обрадовался Петрович. – Ничего. Сейчас ты их кормить будешь. Подружитесь. Пошли в дом.
     А вот кота Олег сразу и в расчёт не принял. Когда они зашли в дом, тот как сидел на тумбе, так и остался. Даже ухом не повёл.
     А Олег с любопытством начал осматриваться. Снаружи – дом как дом. Но внутри – красотища! Всё умело и с большим вкусом отделанно деревом. Разных пород и оттенков. Мебель вся деревянная, ручной работы. Очень искусной работы, надо сказать. Особенно удивили Олега полки с книгами.
     - Ну дед! – восхитился он. – Ты даёшь! Я такую красоту только в кино видел!
     - Тут раньше всё партийное начальство, с самых верхов частенько заезжало. На охоту и вообще. Места вона какие! А я, значит, и егерь, и за всем хозяйством вроде завхоза. Живности никогда не держал. Морока лишняя. Да и совхоз рядом.
     Тут Олег почувствовал, что кто-то осторожно коснулся его плеча. Он с удивлением оглянулся. Кот, каким-то образом незаметно перебравшись на сервант позади Олега, не выпуская коготков, мягко трогал Олега лапкой и смотрел на него левым глазом, зажмурив правый.
     Олег сразу не придал этому никакого значения.
     - Вот, Олежка! – усмехнулся Петрович. – Знакомься. Это Сатан.
     - Красивый! – искренно похвалил кота Олег. – Только почему Сатан? Вон он какой белоснежный. Пушёк, или Снежок…
     В этот момент, кот зажмурил левый глаз, одновременно открыв правый. Олег вздрогнул. Правый глаз у кота был карий и абсолютно человечий! Олег вопросительно посмотрел на Петровича.
     - Ну что! – опять хмыкнул тот. – Теперь понял, почему Сатан?...
    
     Глава-2
    
     Заботу о себе, Сатан принимал снисходительно – как будто одолжение делал. Очень любил сырую рыбу. Олег один раз, решив сделать доброе дело, налил ему молоко. Кот воспринял это как личное оскорбление. Возмущёно фыркнул в блюдце и зажмурив кошачий глаз, правым, человечьим посмотрел на Олега так, что тот растерялся и поймал себя на мысли что хочет извиниться.
     "Тьфу ты! И впрямь чертовщина какая-то!". Но к Сатану, начал относиться уважительно. Впрочем, кот другого отношения не принимал. Единственно с кем у него не заладились отношения, это с Бурей. Она просто из себя выходила, когда видела его во дворе. Поэтому Сатан мог пройти только верхом. Буря лаяла и не слушала даже Петровича, когда тот успокаивал её. Ещё и Вихря призывала в помощь!
     Тот, чтобы угодить подруге пару раз лениво гавкал и незаметно отваливал. Сам он к Сатану был равнодушен. А кот нарочно подразнивал Бурю. Садился у неё на виду и задумчиво смотрел вдаль. Иногда Петрович, когда катавасия во дворе затягивалась, обращался к нему:
     - Сатан! Ну я тебя прошу! Зайди домой, а то оглушила Буря уже!
     Кот, насмешливо смотрел на собаку правым глазом и не торопясь шёл в дом.
     Приезжающие охотники, его или старались не замечать, или относились с подобающим уважением. Сатан был злопамятен и в способах мести себя не ограничивал.
     Один раз охотник, из новичков, когда Сатан подошёл знакомиться, отшвырнул его небрежно. Ночью все проснулись от крика. Кот заскочил своему давешнему обидчику на грудь и страшно шипел в лицо. Не царапал, не кусал, а шипел, бешено сверкая, своими пугающе-разномастными глазами. Бедный охотник и про охоту забыл. Наутро торопливо уехал. Говорили, что в церковь ходить начал. А может и байки. Охотники же без баек не могут. Но к Петровичу он больше не приезжал.
    
     Глава-3
    
     А вообще конечно в лесничество частенько наведывались. Раньше – в основном большие начальники, а последнее время разные "деловые". Острые ощущения искали.
     Петрович всегда ходил с гостями сам. Не то, что не доверял Олегу. Просто понимал: тому гости, которые охотятся ради удовольствия, попросту – противны.
     Но сейчас его скрутил радикулит. И медвежье сало после баньки, и самый жгучий крем, и массаж Олега – помогли только отчасти. Кряхтя и ругаясь "на чём свет стоит" – Петрович с трудом ходил по дому. На большее, уже знал по опыту, ближайшую неделю способен не был.
     А тут приехал, один из постоянных "клиентов" - Александр Васильевич Ведуев.
     Раньше большой начальник был. Какой-то там секретарь чего-то. Шишка в общем. Теперь – "деловой" тоже не из последних. Приехал на вездеходе, но свою свиту сразу отпустил. Чтобы в совхозе ждали. У Петровича опасаться некого и нечего, а лишние люди, только под ногами путаться будут.
     Болезни Петровича, Ведуев расстроился. Точнее его неспособности идти на охоту.
     - А я кабанчика взять затеял, - огорчено сказал он, - что теперь?
     - Ты, Василич, не грусти! Вот с моим помощником пойдёшь! – бодро успокоил гостя Петрович. На Олега, при этом, посмотрел просяще и тот легонько кивнул. От таких гостей много чего зависело.
     - Не молодой? – с ноткой высокомерного недовольства, спросил гость.
     - А чо? – хмыкнул Петрович. – Молодой – плохо? Я бы не глядя поменялся. Ты не боись. Стреляет он не хуже меня, да и разбирается уже…короче: "моя школа!". Да и Вихрь с Бурей с вами…Справитесь! Я тут неподалеку, версты две, не боле, как раз семейство присмотрел. Пару кабанчиков можно взять. Слышь, Олежек, нам тоже не помешает. Напоминаю только: секача не трогайте. Он сейчас опасен как никогда. Да и семейство без него наполовину погибнет..............
     .........................................................
     Экипировочка у Ведуева была что надо. Тёплый, лёгкий, не стесняющий движения – комбинезон. Удобная куртка с капюшоном и с множеством карманов. Теплые, высокие ботинки. Тульскую двустволку, ему подарили, когда он ещё секретарствовал. На ложе винтовки была нашлёпана латунная блямба с указанием подробностей этого выдающегося события. Короткие, широкие лыжи, тоже были не из простых. В общем – просто картинка!
     Олег тогда подумал: "Чтоб он такой охотник был, каких пантов навёл!"
     Сам Олег, был одет куда как проще. Хотя тоже тепло и удобно. Теплые, стеганые штаны. Невероятно тёплый свитер из верблюжьей шерсти, который, правда, вызывал нестерпимый зуд, в тех местах, где касался открытой кожи. Поэтому Олег иногда, морщась, крутил головой и поводил плечами. Короткий кожух. Ботинки и лыжи, может не такие фирменные, как у Ведуева, но не менее надежные. Карабин и длинный самодельный нож, смахивающий на кинжал.
     Ведуев этот, Олегу, сразу не понравился. Ещё когда они шли к месту охоты, начал норов демонстрировать.
     - Вы держитесь за мной, - предупредил Олег, - и без команды ничего не предпринимайте.
     - Ты, давай! – грубо прервал его Ведуев. – Не особенно командуй. Я не первый раз тут. Делай своё дело и мне не указывай.
     Олег прикусил губу и сдержался. Промолчал. Потом жалел. Надо было сразу этого "героя драного", на место поставить. Может, тогда бы ничего и не произошло.
    
     Глава-4
    
     Собаки (вот кому ничего не надо объяснять!), почуяв зверя, сделали большой крюк и погнали кабанов на охотников.
     Они отстегнули лыжи и приготовились.
     Олег стоял немного в стороне, предоставляя право первого выстрела "гостю". Семейство кабанов выскочило почти перед ними. Собаки дело знали.
     Впереди ломились матки с подросшими за лето и осень поросятами, за ними, годовалые свинки и кабанчики. Секач шел намётом чуть сбоку. Собак он, конечно, не боялся, поэтому не волновался и приглядывал за улепётывающим семейством.
     "Бах!" и ещё раз – "Бах!" – услышал Олег и с ужасом понял, что Ведуев стрелял в секача. И, конечно, только подранил…
     Кабанье семейство, до этого деловито повизгивающие, завизжало во все глотки и наддало ходу. Через секунду они исчезли. А освирепевший от ран секач, развернулся и бросился на стрелявшего. Ведуев попятился, пытаясь перезарядить свою двустволку. Как всегда в таких случаях, ничего не получалось.
     Олег, который в этот момент думал: "Секач? Почему?", на этот момент и опоздал с выстрелом. Собаки, выстилаясь в беге над снегом, догнали секача и вцепились в него с двух сторон. Тот крутнулся на месте и Буря, жалобно завизжав, откатилась в сторону с разорванным боком.
     - Вихрь! – орал бегущий к месту схватки Олег. – Вихрь уйди!
     Как будто тот мог его понять. Олег никак не мог выстрелить. Секач и Вихрь вертелись юлой так, что в глазах рябило. Справится с обезумевшим от боли и ярости кабаном, Вихрь не мог, отступить ему как видно в голову не приходило. И он погибал…
     Подбежав, Олег понял, что и в упор стреляя может попасть в пса. Не раздумывая ни секунды, он выхватил нож…
     (Потом он так объяснил Петровичу, почти серьёзно: "Ну, думаю, если кабан обоих собак положит, ты же меня прикончишь! Ведь прикончил бы? А?").
     На окровавленном снегу, в смертной схватке, бились три зверя.
     Ведуев так и не успел перезарядить своё ружьё, когда всё было кончено.
     Олег, сам с трудом держась на ногах, еле оторвал от мёртвого кабана, вцепившегося Вихря. Ощупал его. Псу хорошенько досталось, но тяжёлых ран, вроде не было.
     Буря была ещё жива. Она сучила лапами в подтаявшем от крови снегу, глаза закатились, а пасть была оскалена до десен.
     Олег сбросил кожух, подсунул руки под одежду и сорвал с себя нижнюю рубашку. Он кое-как перевязал рану Буре и перетащил её на свой кожух.
     - Да что ты с ней возишься? – Ведуев почти успокоился, и к нему вернулась его наглая самоуверенность. – Всё равно сдохнет. Давай лучше кабаном займёмся…
     Олег выпрямился. В его глазах ещё метался зверь, только что бившийся насмерть на окровавленном снегу. Он не сказал ни слова, но Ведуев побледнел и больше его не трогал.
     Завернув Бурю в кожух, Олег обвязал её верёвкой, а второй конец привязал к себе. Так и тащил за собой тюк с умирающей Бурей. Следом волочился помятый Вихрь и жалобно скулил.
     Ведуев помочь не предлагал (да Олег бы и не принял его помощь), катил сзади потихоньку.
    
     Глава-5
    
     Петрович ахнул в горе. Собаки для него были вроде как дети.
     -Олежка, милый! – чуть не плача попросил Петрович. – Надо в совхоз, за ветеринаром. Может ещё можно чего сделать.
     Олег падал от усталости.
     - Поди сюда! – позвал его Петрович и набулькал из бутыли стакан самогона, который настаивал на травах и корешках. - Выпей-ка!
     Олег хватанул махом. То ли действительно, в тех корешках чего-то было, то ли от злости, но до совхоза Олег добежал довольно быстро.
     Здешний ветеринар, Артём Иванович, специалист – хороший,… но человек, как бы помягче сказать – пьющий.…В общем, когда задыхающийся от усталости, Олег завалился к нему в избу, ветеринар "лыка не вязал".
     Ну да ладно – "лыка"! Он попросту был хорошенечко пьян. Причём в процессе усугубления этого состояния. Олегу обрадовался, хотя и не признал. Виделись мельком раз, ну может два,…да и не к чему это. Главное появилось с кем выпить!
     Олегу было не до китайских церемоний. Он выволок Ивановича во двор и там тёр ему снегом уши, пока ветеринар не взвыл от боли.
     - Я к Василию Арсеньевичу сейчас смотаюсь, за санями. Когда вернусь, чтобы был готов. Как пионер. А то повторю растирание, но уже в грубой форме. Усёк?
     - Да ты хоть скажи, изверг, что случилось? – Язык у Иваныча заплетался, но он потихоньку приходил в себя. Да и повторное растирание, ещё и в грубой форме(!), ему не улыбалось.
     - У Петровича кабан собаку сильно поранил, на тебя вся надежда…
     - А! Так ты помощник егеря? – догадался Иванович. – Чего сразу не сказал?
     - Я побежал за санями, - прервал беседу Олег, - приготовь всё что надо. Лыжи здесь оставлю пока.
     Василий Арсеньевич возился с внуками. Узнав причину появления Олега, тут же собрался и пошёл отдать распоряжение. По старой привычке, без него в деревне ничего не решалось.
     Бурю, пожалел:
     - Эх, жалко! Хорошая псина была. А щенки какие!...Как же это вышло?
     - Я за этим…Ведуевым не уследил, - Олег вздохнул, - кто ж знал, что он такое вытворит.
     - Знаю я этого гуся! – Арсеньевич запыхался от быстрой ходьбы. – Никогда он мне не нравился.
     - Арсенич! – попросил Олег. – Вы уж его людям скажите, чтоб ехали, забирали своего начальничка. А то ведь доведёт паскуда!
     - Я скажу, скажу! – Арсеньевич остановился возле дома совхозного конюха и взял Олега за рукав. Он болезненно морщился, пытаясь восстановить дыхание.
     - Вам не хорошо? – придержал его Олег.
     - Да нет! Отдышусь сейчас. Ты хлопче не волнуйся. Иванович, конечно зашибает, но специалист хороший. Другого я бы прогнал давно. Если есть возможность – поможет.
     Арсеньевич, лично проследил, как Олег с ветеринаром сели в сани и распорядился кинуть пару кожухов.
     - Ты поспи в дороге! – сказал он Олегу. – С ног ведь падаешь, вижу.
     Олег уложил лыжи в сани, укутался в горячие, душисто пахнувшие шерстью, кожухи и сразу уснул.
     Иванович за дорогу совсем протрезвел и по приезду сразу принялся за дело. Буря ещё была жива. Она лежала неподвижно и дышала хрипло со слабым стоном.
    
     Глава-6
    
     Каменно спавшего в санях Олега, пришлось будить. Бурю надо было поднимать, а с Петровича сейчас помощник никакой.
     Олег буквально выпал из саней и сильно растер лицо снегом, чтобы очухаться.
     Тут как раз приехал вездеход за Ведуевым. Тот, до этого, старался не показываться на глаза, сейчас же осмелел и, уезжая, пообещал Петровичу прислать породистого щенка.
     - Да ты езжай, езжай с миром! – хрипло сказал Петрович, непроизвольно посмотрев на стену, на которой висели ружья. – Я уж сам…как-нибудь…
     Иванович тщательно осмотрел Бурю. Удручёно помотал головой.
     - Крови много потеряла. Ещё хорошо, что ты сразу перевязал, - сказал он Олегу, - а то бы уже.…Но всё ровно. Дело, прям сказать: швах! Но попробуем… Конечно попробуем! - добавил торопливо, увидев лицо Петровича.
     Рану он обстриг и зашил. Вколол несколько уколов.
     - Всё мужики! Что мог сделал. Теперь надежда на её организм…ну и на Бога конечно…И ещё - надо будет делать уколы. Петрович, сможешь?
     - Я умею! – сказал Олег. – Справлюсь.
     - Ну, давай объясню. Вот эти, первый день надо, каждые четыре часа. Второй и третий день – каждые восемь. А вот эти уколы, дашь, если выть начнёт от боли. Но без надобности не коли. И не больше двух в день. Это морфий. Если на третий день не придёт в себя…. Да! И вытирайте её мокрой тряпкой в паху. Бок, на котором лежит, немного помассировать пару раз в день и мазь на шов…Кажись ничего не забыл. Удачи!
     Вихрь лежал напротив входа и вскакивал, когда кто-то выходил. Смотрел вопросительно и вид у него был несчастный. Ивановича он знал, конечно, но нежной любовью к нему не пылал. Прививки кто делал?
     Но сейчас пёс беспокойно обнюхивал ветеринара, от которого пахло Бурей. Смотрел ему в глаза и даже дал себя ощупать безропотно.
     - Понимаешь! Всё ты понимаешь! – Ласково приговаривал, осматривая его, Иванович. – Другой раз шуганул бы ты меня, а?........ С ним всё в порядке, - закончив осмотр, заключил он, - ушибы только .........
     .......................................................
     Пропитанный кровью кожух, Петрович велел Олегу выбросить:
     - Другой дам. Большое дело. А ты молодец!
     - Да уж – молодец! Петрович! Прости! Не уследил…моя вина…- вздохнул Олег.
     - Перестань! – прикрикнул Петрович. – Вина! Да если б не ты иди, знай, чем бы дело кончилось. Ты вот про уколы не забудь. А там – как Б-г даст!
    
     Глава-7
    
     Откуда-то появился Сатан. Про него как-то все забыли, и кот сидел тихонько под кроватью, пережидая, когда закончится весь этот переполох. Не любил шум и суету.
     Он направился прямо к Буре. Обнюхал и, вдруг, мягко запрыгнув на неё, улёгся прямо на ране.
     Олег подскочил, собираясь сбросить наглого котяру, но Петрович остановил его:
     - Оставь! Слышал я, что кошки боль и зло оттягивают. А Сатанушка наш, точно от Сатаны. Готов я чо хошь…хочь душу…в общем пущай! Хуже не будет...
     Сатан, защурив свой кошачий глаз, правым, человечьим, смотрел на Олега укоризненно.
     Когда Олег подходил сделать укол, или помассировать бок Буре, Сатан мягко спрыгивал и торопливо бежал к мискам с едой. Это он то! Торопливо! Хватал быстро и жадно куски своей любимой рыбы, шумно лакал воду и, как только Олег отходил, возвращался на свой пост.
     Олег попробовал задержаться у раненой собаки подольше, чтобы кот успел нормально поесть, но Сатан, по-обычному похватав еду, вернулся и хрипло мяукнул, строго глядя человечьим глазом.
     Прошло два дня. Буря была ещё жива. Даже вроде дышать стала ровней. Сатан похудел и явно устал. Его холеная шкура, перепачкалась в сукровице и мази. Возможно ещё и поэтому, у кота было прескверное настроение и если Олегу случалось замешкаться со своими процедурами, он раздражительно шипел и сверкал кошачьим глазом, жмуря правый - человечий. Впрочем, характер у Сатана всегда был сварливый.
     На третий день, Буря открыла глаза и попыталась поднять голову. Петрович, увидев это, так громко вскрикнул, что Олег, спавший рядом на диванчике, едва не свалился на пол.
     Сатан подхватился и помчался в свой угол поесть, а Петрович с Олегом занялись Бурей.
     Она смотрела осмысленно и постанывала. Но уже, похоже, не от боли, а жалуясь на своё бессилие. К вечеру, она уже похлебала бульон и медленно, с трудом ещё, но проглотила немного мяса, которое Петрович ей нажевал.
     Все три дня, Вихрь спал около крыльца. Еду не трогал, только запалено хватал снег. Он тоже отощал и выглядел несчастным.
     Когда Буря немного очнулась, Петрович запустил Вихря в дом.
     Тот ворвался и так ринулся к своей подруге, что Олег был вынужден попридержать его. Буря приподняла голову и жалобно завизжала. Вихрь сначала тоже сочувственно повизжал, но потом радостно взвыл. Выскочив во двор, он начал бешено носиться, поднимая клубы снега, потом бросился к еде. В эту ночь он пошёл спать на своё место...
     ..........................................................
     Несколько дней, Олег на руках выносил Бурю во двор и клал на снег. Она щурилась в удовольствии и лизала снег. Соскучилась. Но потом начинала дрожать от холода. Слаба ещё...
     Но уже через неделю, она сама встала на дрожавшие лапы и сделала несколько шажков.
     А ещё через два дня, Буря осталась на улице с Вихрем. Правда, Петрович постелил ей кожух.
     Пару раз за это время приезжал Иванович, ветеринар.
     Когда Буря начала ходить, он даже остался на ночь, потому что на радостях они с Петровичем так упились, что Олегу пришлось их бесчувственных растаскивать по кроватям.
     Сатан, быстро, привёл в порядок свою шубку и отъелся.
     И вскоре он опять мог пройти по двору только верхними путями. Потому что выздоравливающая Буря, встречала его лаем и индейскими прыжками.
     Кот осторожно пробирался на крышу сарая и сверху смотрел на прыгавшую внизу Бурю. Насмешливо щуря оба глаза.
    
     А весной Буря принесла четырёх щенят. Петрович хотел одного отдать ветеринару, но тот отказался. Не охотник, а держать во дворе такого пса…ну жалко же!.....